Валерий Иванович часто посещает Челябинск, где прошла большая часть его жизни и где живет семья его сына Олега. В феврале он на крыльях вдохновения и радости от предстоящей встречи с земляками прилетит из Москвы на свой авторский концерт. Почему Ярушин называет его «домашним», чем дорог музыканту челябинский ДК ЖД, что за рекорд он поставил в «лихие» 90-е и в какой проект пригласил звезду кино Михаила Боярского. Об этом узнаете в нашем интервью.

 

32 ПЕСНИ ДЛЯ ЗЕМЛЯКОВ

 

Первое интервью с Валерием Ярушиным автор этих строк написала в далеком прошлом. За долгие годы их было опубликовано немало. В жизни творческих людей всегда есть события, о которых хочется расспросить. Один из поводов –концерт нашего земляка в Челябинске, который состоится 15 февраля во Дворце культуры железнодорожников. Композитор представит зрителям новую программу «Твой выход, артист!». С темы концерта и начался наш разговор с заслуженным артистом РСФСР, одним из основателей «Ариэля» и руководителем «золотого» состава.

– Валерий, концерт ты называешь юбилейным. Извини, напомню читателям, что в июне прошлого года тебе исполнилось уже 70 лет.

– Да, уже 70. Однако в пенсионеры мне себя некогда записывать. Я по-прежнему пишу музыку, езжу в концертные туры, бываю на гастролях, участвую в самых разных музыкальных событиях. Буду рад снова выступить в Челябинске. Идея моего концерта – не столько себя показать, сколько свою дочь Алену с ее многогранными способностями и талантливых друзей-музыкантов. Это ее фирменная группа «Back from the USSR», специально созданная для участия в Международном фестивале «Битлз» в Ливерпуле, где в 2004 году состоялся первый сольный концерт Алены. С тех пор они посещают этот фестиваль ежегодно. А вторая команда – фестивальная группа «Мы из СССР», с которой я объехал всю страну.

 

Валерий гордится дочерью Аленой – певицей, пианисткой, композитором, видеооператором, бьюти-блогером.

 

Приятно, когда ко мне приходят профессионалы и начинают не с вопроса «Сколько ты забашляешь?». Недавно позвонил один барабанщик и когда узнал, что что речь идет об одном концерте, отказался. Дескать, соглашусь не менее чем на восемь концертов в месяц. Пришлось с ним попрощаться. Таким музыкантам интересна только коммерция. А у меня команда творческая. Это не те надоевшие лица шоу-бизнеса с Первого канала, которому важен шоу-показ. Музыку я воспринимаю слухом, а не по видеоэффектам.

Увы, единственный человек, кто предложил реальную помощь в подготовке концерта – Сергей Смышляев, председатель Челябинского регионального отделения партии «Родина» и владелец сети магазинов косметики «Азума». Взял на себя оплату аренды дворца, звукоусилительной аппаратуры и рекламу. Как всегда, меня поддерживает друг, продюсер, организатор концерта Александр Святов. Снимаю перед ними шляпу. В Москве есть челябинская диаспора, я у них тоже не раз выступал, всегда слышу: «Мы тебя любим, уважаем». Обратился с просьбой, объяснил, что 12 человек надо привезти-увезти, нужна материальная помощь. В ответ молчок. Спасибо почитателям из Саратова, других городов, они готовы помочь.

Хочу устроить для земляков настоящий праздник живой, качественной музыки и виртуозной игры. Это будет некий отчетный концерт. Своего рода мой долг перед родным городом. Больше нигде таких концертов не будет. Прозвучит 32 песни, в том числе много новых. Спою, не жалея голоса и связок. Хочу выплеснуть свою энергию. Рад, что концерт пройдет в ДК ЖД, это колыбель наша, где я начинал, каждый метр мне там знаком.

 

Валерий с сыном Олегом и дочерью Аленой в Челябинской филармонии на программе Ярушина «Линия жизни». 2016 г.

 

– Многое у тебя связано с Челябинском. Твой сын с семьей здесь живет, ты лауреат народной премии «Светлое прошлое».

– Поэтому и устраиваю некий домашний концерт. Пусть кто-нибудь еще попробует живьем спеть 32 песни! Не обойдется без моего попурри на тему песен «Ариэля». В самом финале вместе с залом споем по куплету из ариэлевских хитов «Сколько песен о тебе, Россия, спето», «Зимы и весны», «На море-океане», «В краю магнолий».

Кстати, недавно был в жюри одного детского конкурса. В перерыве ко мне подходит девчушка лет пяти и шепчет: «А мы васу песенку иглаем в садике». «Какую?»– поразился я. «В клаю магнолий». У меня по щеке скатилась мужская скупая слеза. Я всегда говорю, что контингент нашей публики – от пяти до девяносто пяти.

 

РЕКОРД ДЛЯ КНИГИ ГИННЕСА

 

– Ты арифметикой не занимался: сколько за все годы своих песен исполнил?

– Приблизительно две с половиной тысячи. Из них более двух тысяч – на стихи челябинского поэта, блокадника Сергея Леонидовича Смирнова (вечная ему память). Писал их два года. Но это песни облегченного варианта с простенькой аранжировкой. Передо мной лежал сборник его стихов, и я тут же импровизировал.

На «рекорд» шел специально. Нужны были деньги. В тот период у группы «Иваныч» концертов почти не было. Не хватало средств на существование семьи. У Сергея Леонидовича деньги водились, он занимался бизнесом. И как-то сказал: «Очень хочу, чтобы мои стихи пелись». За каждую песню платил мне по 200 руб. По тем временам (1996-97 годы) это были неплохие деньги. Я потихонечку накопил на автомобиль. Мой песенный марафон вполне подходил под критерии Книги рекордов Гиннеса, не догадался подать туда заявку (улыбается). Я писал по пять-шесть песен в день. А как-то в воскресенье сел в 9 утра и к вечеру написал 12 песен. Была попытка остановиться, но поэт вошел в азарт: «Ну давай еще несколько, ну давай», – уговаривал меня. Так к двум тысячам добавилось еще 64 песни.

– Из них какие-то стали хитами?

– Навстречу девушка идет ко мне по тропочке (напевает). А еще песня про Урал «Янтарное слово». Шикарная композиция! Несколько романсов взяла Лиля Корнилова, актриса челябинского Нового художественного театра. Когда я переезжал на другую квартиру, 127 кассет с записями песен на стихи Смирнова потерялись. А у его родственников сохранились. Так что доказательство этого рекорда есть.

В 1999 году я все-таки сделал рок-оперу «Емельян Пугачев» к своему 50-летию. Но потом почувствовал от наших челябинских чиновников такое ледяное равнодушие, что решился перебраться в Москву.

 

Ярушин с земляками-уральцами: международный гроссмейстер Анатолий Карпов (справа), певец и шоумен Александр Савин (в центре).

 

– Прости, но вроде богачом ты и там не стал.

– Видимо не дано. Пенсия у меня на сегодня 11 тысяч 233 рубля.

– Почему?

– В начале 90-х моя трудовая книжка лежала в одной коммерческой фирме, владельцы которой спонсировали группу «Иваныч». Иначе в то время было не выжить. А когда пришло время выхода на пенсию, мне сказали: «Это было нелегитимно». И не включили мне эти годы в трудовой стаж. Получается, что я легитимно работал только в Челябинской филармонии, больше нигде. Хотя тружусь с юных лет.

– Ты же заслуженный артист РСФСР!

– Да, в Москве артисты с этим званием имеют надбавку 30 тысяч рублей. Друзья начали было поздравлять. «Ребята, – ответил я им, – а у меня прописка-то не в Москве, а в Московской области». Я аж зубами заскрежетал. В Москве я уже с 2004-го. Мог хотя бы такую пенсию получать. Если бы не мой талант, сейчас, наверное, играл в подземных переходах. Держусь только за счет своих концертов. Пишу новые альбомы. Но своей студии у меня нет. Запись каждой песни обходится в копеечку. Сделаю вояж по пятнадцати российским городам, денежек скоплю и сам себя запишу. Где такое может быть? Другие зарабатывают на этом. А я сам себе оплачиваю. Найдите другого такого дурака. К сожалению, господь отнял у меня коммерческую струнку.

Москвичи – сложный народ. Нахожу среди них единицы, с кем можно общаться. Эстрадная элита меня сразу отсекла. Они могут мило улыбнуться, похлопать по плечу. Но их орбита недосягаема, как и у среднего слоя. Мы, ветераны ВИА, где-то на третьем уровне. Нас, в принципе, все уважают. Я участвую в фестивалях «Мы из СССР», нас везде отлично принимают. Недавно ездили в Саратов. Аншлаг, приставные стульчики… Слушатели в возрасте 50+ в полном восторге. Какую песню не запоешь, видно по их губам, что они наизусть знают. Класс! Меня окружает моя публика! Она трепетная. Любит и философию, и смешные песни. Снобов среди них нет.

 

«Мы стараемся записывать хорошую музыку для хороших людей». Ярушин и московская фестивальная группа «Мы из СССР».

 

ПО ПАСПОРТУ НЕМЦЫ, А В ДУШЕ – СОВЕТСКИЕ

 

– Кстати, ты и сам хорошие тексты пишешь.

– Ну это так, по необходимости. Хочется профессионального уровня. Когда я прикоснулся к поэзии Есенина, к «Емельяну Пугачеву», когда читал строки «О, эта ночь! Как могильные плиты, по небу тянутся каменные облака», у меня просто мурашки по коже бегали. После этого не беру для песен простых стихов вроде «Травка зеленеет, солнышко блестит». Душа не лежит.

В Дюссельдорфе я познакомился с поэтессой-соотечественницей Галей Шеиной-Мюльдорфер. Наша с нею песня «Родники юности» сейчас очень популярна. Получаю удовольствие от сотворчества с нею. Три года назад я привозил в Челябинск программу «Линия жизни», это ее философский текст, он как будто про меня. Великолепные баллады.

Вспомнилось, как год назад в новогодние январские дни с программой «Мы из СССР» поехали в Германию. Постоянная наша публика попросила нас сделать некий «Новогодний огонек». Столы поставили, расселись. Только первый куплет дослушали и как все повыскакивали на площадку, как начали плясать! Счастливые такие… Они по паспорту немцы, а в душе-то советские.

– Просматриваю твой сайт. За прошлый год у тебя было немало поездок. Даже побывал в селе Сычево Челябинской области.

– Барды меня пригласили на гитарный фестиваль. Я сказал: «С удовольствием. Заодно в Челябинске с внуками повидаюсь». Поиграл с ними и под гитару попел. Душевная была встреча. А вот на Магнитку обижаюсь. Хотели провести мой концерт, но увы, так и не организовали. Есть у меня ребята хорошие. Они если делают концерты, то это «обойма» по 12-15 городам. Скоро поедем в такой гастрольный тур аж до Сахалина. Каждый день – выступление в новой точке маршрута. Переезд на поезде или автобусе – и сразу на площадку. Дали концерт и опять в путь. По такому графику не раз выступали.

 

Юбилейный тур по Южному Уралу. 2009 г. Валерий Ярушин и Александр Фриш, экс конферансье «Ариэля», всемирно известный клоун.

 

– Это тяжело?

– Тяжело, но справляюсь, не жалуюсь. Хотя проблемы со здоровье сказываются. Давление скачет, иногда поднимается запредельно. Однажды еще с «Ариэлем» гастролировали в Германии, и я попал в больницу. Так же было в Иваново. Врач сказал: «Сердце у вас в порядке, а давление скачет из-за вашей эмоциональности». И дал совет поменять отношение к жизни. Признаюсь, когда судьба разлучила нас с «Ариэлем», я горевал. Но появилась группа «Иваныч», и давление у меня нормализовалось. Хорошее было время. Фестивали в Алма-Ате и Питере, гастроли в Китае, сняли клип «Зеркала» с народным артистом РСФСР Анатолием Ромашиным. А клип «Экологический марш-блюз» на стихи челябинского поэта Сергея Семянникова записали в Москве, но посвятили Челябинску.

– Он все же для тебя много значит, так ведь?

– Когда ты молод, это самое прекрасное время. Я был тогда очень востребован. А возраст берет свое. Творческий потенциал есть, но уже не тот. Для всех это естественный процесс и не надо грустить.

 

На фестивале в Лиепае Ярушин подарил свою книгу «Судьба по имени «Ариэль» композитору Раймонду Паулсу, сыгравшему большую роль в биографии челябинского ВИА.

 

 

«АРИЭЛЬ» – ЭТО СТИЛЬ!

 

– «Ариэль» знала и обожала вся страна.

– 19 лет длилось это «золотое» время, мы немного не дотянули до 20-летнего юбилея. И уже 30 лет как врозь.

Но те 19 лет были очень насыщенными! Когда я писал книгу «Судьба по имени «Ариэль», не хватало, образно говоря, бумаги. Столько ярких событий осталось «за кадром»! Например, нас в Польше признали лучшим ансамблем. Мы же все время были на втором месте после «Песняров». А когда классно выступили в Казани, нам дали первое место, второе – «Песнярам», третье – «Веселым ребятам». Пик популярности – 1976 год. Нас пригласили в США, но… поехали «Песняры». Вот такая неровная у нас судьба.

Председателем жюри конкурса «Янтарь Лиепаи-1972» в Латвии, где «Ариэль» стал победителем, был Раймонд Паулс. Я встретился с ним спустя 37 лет, когда меня в 2007 году пригласили на юбилей этого фестиваля – единственного музыканта из России. Спел наизусть две песни на латышском, без бумажки. Паулсу это очень понравилось, он крепок мне руку пожал, а я подарил ему свою книгу «Судьба по имени «Ариэль». Местные зрители подходили, о чем-то спрашивали на латышском, но ответить я не мог (смеется).

 

 Афиша концерта в Челябинской филармонии. 70-е годы.

 

– Какие годы жизни ты бы мог назвать лучшими?

– Пожалуй, 1972-й как символ высшего проявления радости. Отдел культуры Челябинского обкома партии запретил ехать на фестиваль «Янтарь Лиепаи». Мы вопреки запрету поехали и заняли первое место. Премию вручал маэстро Раймонд Паулс.

Потом мы чуть сами не стали латвийцами. В 1973 году наш «опальный» ансамбль, работавший при ДК ЖД, чиновники ликвидировали. Паулс позвал в Латвию, нам даже квартиры готовы были предоставить. Мы сидели на чемоданах.

Тут в Челябинск приезжают «Песняры», от них узнаем, что в «Литературной газете», очень авторитетном СМИ того времени, знаменитый композитор Никита Богословский с восторгом написал об «Ариэле». До сих пор у меня в ушах слова лидера ВИА Владимира Мулявина: «Сейчас ты увидишь – где тебя уронили, там и поднимут. Не рыпайтесь ехать в Латвию». Он был прав.

После этой статьи меня впервые в жизни назвали по имени-отчеству. «Валерий Иванович, давайте к нам в филармонию, хватит по подворотням скитаться», – сказал Валерий Дмитриевич Стрельцов, в те годы худрук Челябинской филармонии. Так мы попали на профессиональную сцену. За эти 15 лет у нас были самые яркие события.

В 1974 году нас, победителей Пятого всесоюзного конкурса артистов эстрады, в Челябинске встречали с духовым оркестром. Фирма грамзаписи «Мелодия» выпустила первый диск-гигант «Ариэля». Нам устраивали овации в городах СССР. Начались зарубежные гастроли: ГДР, Чехословакия, Польша, Куба, Вьетнам, Лаос… С гонораров за авторские пластинки я даже накопил на «Жигули».

Много творческих побед было до 1989 года, но нам пришлось положить на стол директора филармонии Каминского заявления об уходе. Жилье нам так и не предоставили.

– Когда тебя спрашивает, почему «золотой» состав распался на две непропорциональные части пять к одному, что ты отвечаешь?

– Объяснение простое. Конец 80-х, горбачевская перестройка, корпоративы, коммерческая музыка. Мы же были увлечены творчеством, рок-операми, а к ним интерес публики пропал, надо было делать другую музыку. На этой почве ребятам вдруг показалось, что Ярушин их угробит своими серьезными проектами, надо от него избавиться, а то он будет мешать зарабатывать деньги. «В краю магнолий», «На острове Буяне» – вот так они представляли репертуар «Ариэля». И они все против меня дула выставили, как на расстреле. Такова подноготная наших в тот момент отношений.

Никто не поговорил со мной, не попробовал в чем-то убедить. Они не хотели, чтобы я с ними помирился. Это для меня загадкой останется на всю жизнь. Больше всего поразила позиция Бори Каплуна. Мы ведь с ним большие друзья были. И он даже ни слова мне в утешение не сказал, не похлопал по плечу.

И что из этого вышло? Они сделали что-то новое для эстрады? А, по-моему, застыли в 60-х годах со своей аранжировкой такой… ну как-бы симфонической аранжировкой того времени, некой классической. Я не спорю: в этом что-то есть. Но «Ариэля»-то не стало! «Ариэль» – это стиль! Это не просто грамотно выставить «Шумел камыш». Конечно, кто-то их хвалит, но другие отказываются принимать.

 

«Золотой» состав, любимцы публики, гордость Южного Урала! Казалось – лучшее впереди. Но через четыре года все изменилось. 1985 г.

 

«МЕЧТАЮ ПРОВЕСТИ ФЕСТИВАЛЬ МОЛОДЫХ МУЗЫКАНТОВ ЧЕЛЯБИНСКА»

 

– Комфортно ли тебе в Москве?

– Жители столицы сложные люди. Но мне мой авторитет помогает. Никто не хочет со мной ни конфликтовать, ни тем более судиться. В команде «Мы из СССР» я отвечаю за кадровый состав и за рекламу. Кого хочу видеть, того и зову на концерт. Там я на положении хозяина. А чтобы с нуля начать и куда-то внедриться– почти невозможно. Волчьи законы.

Когда проходят чемпионаты арт-футбола среди артистов, всегда ощущается: для москвичей ты свой, если родился в Москве, а если приезжий и пусть даже давно живешь в столице, все равно провинциал. На сборных концертах мне все приветливо улыбаются. Но когда готовится чей-то юбилей, я исчезаю из поля зрения. При всем моем уважении к ним, не могу этого не подметить. Вот Юра Давыдов из нашей команды «Старко», лидер группы «Зодчие», меня очень ценит, уважает. Остальные звезды относятся несколько запанибратски.

– С Юрием Лозой ты как-то пел на сцене его коронную песню «Заповедные места».

– Он тяжелый человек, категоричный, к нему не подступиться. Это и по его постам в блогах видно. Всегда авторитарное мнение. Он то дает советы Элтону Джону, то беспардонно обвиняет многих известных музыкантов мирового имени в том, что они на гитаре не умеют играть. Так нельзя!

 

В Англии Валерия Ярушина прозвали «русский Джон».

 

– Тебя русским Джоном по-прежнему называют за твое сходство с Ленноном?

– Я сейчас уже старенький, я папу Джона играю (смеется). А если серьезно, ребята из Калининграда пригласили меня и мою дочь Алену к ним на Всероссийский фестиваль «Звуки времени», он состоится 9 октября в честь 80-летия Леннона. Думал, надо исполнить его песни. Но они попросили: «Пой свои, они напоминают ту эпоху, когда битлы были молоды». В «Ариэле» той поры у меня каждая вторая песня была битловская.

А я свой фестиваль хочу сделать. В ноябре минувшего года состоялся мощный футбольный матч. Мы играли командой «Старко» против команды «Лев Яшин». В нее входили вратари Советского Союза, начиная с Анзора Кавазашвили, и современные тоже. В нашей команде были политики, бизнесмены, звезды эстрады. Среди них Михаил Боярский. Он надел спортивные трусы, футболку и остался в своей знаменитой черной шляпе. Публика похохотала…

Я ему подарил свою книжку «Анекдоты от Ярушина», посмеялись. Потом говорю: «Миша, знаю, что тебе всегда некогда. Хочу организовать битловские посиделки, посвященные Леннону, и провести их в Питере. Ты согласишься выступить? Юра Стоянов уже дал добро. Я буду играть на басу, вы двое – на гитарах. Барабанщика приглашу из группы «Секрет». Он не отказался, только попросил сообщить о дате фестиваля месяца за три.

 

Уже много лет Ярушин – один из ведущих игроков футбольной команды звезд отечественной эстрады «Старко».

 

У меня есть мечта: провести в Челябинске фестиваль молодых музыкантов, которые бы исполнили композиции «Ариэля» как посчитают нужным. Выбрали бы те песни, которые им понравятся. И не копировали, а придали свой музыкальный колорит, сделали свои аранжировки. Пусть даже переиначат. А я бы послушал. Интересно, как они ощущают себя на сцене и уважают ли нас, стариков (улыбается).

Недавно мы с моей командой выступали на телеканале «Спас». Какая там духовная атмосфера! Там не нужны песни-однодневки, которые показывают на Первом канале. В «Спасе» звучат нормальные философские тексты. Я исполнил «Каменный цветок» на стихи Олега Бояркина (челябинец, живущий в Эстонии), потрясающую и популярную у слушателей балладу «Жалость» на стихи Артура Макарова и песню «Одиноко» на стихи Андрея Ордынца.

— Где эти песни послушать?

— В поисковике написать два слова – Валерий Ярушин, выскакивает мой сайт yarushin.com. В разделе «Музыка» слушайте и скачивайте все мои песни. А упомянутые композиции обязательно исполню на концерте в Челябинске.

 

Автор: Лидия Садчикова

Фото: архив Валерия Ярушина

 

Валерий Иванович Ярушин – советский и российский певец, музыкант, композитор. Родился в 1949 г. в Челябинске. Заслуженный артист РСФСР. Один из основателей ВИА «Ариэль» в 1970 году и бессменный руководитель его «золотого» состава до 1989 года. Как сольный исполнитель известен по песням «Зимы и весны», «Заповедные места», «В краю магнолий», а также как один из исполнителей народной песни «Порушка Параня». Окончил в 1968 г. Челябинское музыкальное училище по классу баяна, в 1980 г. оркестровое отделение Челябинского института культуры. В годы учебы создал молодежный коллектив «Джаз-балалайка», затем ВИА «Аллегро», в 1970 был выбран руководителем ВИА «Ариэль», который в 1974 году получил статус профессионального музыкального коллектива и впоследствии приобрел всесоюзную известность. В 1989 году в связи с возникшими разногласиями с участниками золотого состава ВИА «Ариэль» покинул коллектив и собрал собственный состав музыкантов – группу «Иваныч». В 2004 году Ярушин переехал на постоянное место жительства из Челябинска в Москву, где собрал московский состав музыкантов. В связи с рядом судебных разбирательств с бывшими участниками ВИА «Ариэль», московский состав группы Валерия Ярушина периодически выступал и выступает как под названием «Ариэль», так и под названием «Новый Ариэль», а также «Ариэль Валерия Ярушина». С середины 2000-х, Валерий Ярушин является также основным фронтменом среди участников ретро-шоу-группы солистов легендарных ВИА 70-80-х годов, под названием «Легенды ВИА: Мы из СССР». С 2015 года Валерий Ярушин является члном попечительского совета Международного центра искусств Маргариты Майской «Арт-Изо-Центр», а также почетным членом жюри Международного фестиваля искусств «Арт-Изо-Фест».