Заслуженный артист России, хореограф, профессор, основатель хореографического факультета и его первый декан Виктор Панфёров в настоящее время заведует кафедрой «Искусство балетмейстера» в Челябинском государственном институте культуры. За десятилетия работы в вузе он выпустил тысячи учеников, перенявших от него талант чувствовать природу искусства, наполнять свою жизнь высоким смыслом служения ему. О том, как людей превратить в манекены, а шекспировских героев заставить играть в регби, почему постановочная работа нужна везде и о многом другом – в интервью с Виктором Ивановичем.

 

ТЕАТР, КАК И КРАСОТА, – СТРАШНАЯ СИЛА

 

– Виктор Иванович, вы родились в Подмосковье, учились в Ленинграде. Как судьба привела вас в Челябинск, с которым вы уже более 50 лет не разлучаетесь?

– После окончания Ленинградского института культуры мой учитель, легендарный танцовщик с мировым именем Борис Яковлевич Брегвадзе, который видел во мне исполнителя, посоветовал мне взять направление на работу в Пермь, где было хореографическое училище, чтобы продолжить постигать танцевальное мастерство. В Ленинграде я занимался дополнительно в хореографическом училище. В Перми у меня была возможность продолжить это обучение (класс Юлия Плахта).

Но вскоре я получил письмо от своего сокурсника по вузу Виктора Андреевича Тейдера, возглавлявшего в то время кафедру хореографии в ЧГИК: «Давай в Челябинск, будешь в институте культуры преподавать, а в оперном — танцевать». И я поехал. Были нюансы, связанные с переездом, но меня отстоял ректор вуза Поликарп Васильевич Сапронов. Таким образом я появился в Челябинске.

– Вы не только преподавали, вас знают как хореографа и постановщика пластики в челябинских театрах.

– Мой первый театральный опыт – спектакль «Вкус черешни», который поставил в театре драмы режиссер Игорь Перепелкин, а следом «Трень — брень» в ТЮЗе, куда меня пригласил главный режиссер театра Тенгиз Махарадзе. Оба были очень талантливыми режиссерами. В начале 70-х Челябинск начал, скажем так, театрально оживать.

Работая на кафедре хореографии в ЧГИК, планировал поступать в Ленинграде в аспирантуру, но меня призвали в армию. В аспирантуру я поступлю позже в ЛГИТМИК на заочное обучение.

В армии я попал в Краснознаменный Дальневосточный ансамбль песни и пляски. С ансамблем объездил весь Дальневосточный округ, побывал на Сахалине. Работал артистом балета, педагогом и балетмейстером в одном лице. Но меня притягивала работа в театре, и я вернулся в Челябинск. Театр, как и красота, – страшная сила! Если человек туда попадает, то это навсегда. По возвращении я снова работал в институте и занимался постановочной работой в ТЮЗе, а затем в театре драмы, куда приехал Наум Орлов.

– Его спектакли – такие как «Иосиф Швейк против Франца Иосифа», «Дуэль и смерть Пушкина», «Тиль» –сразу произвели фурор.

– Наум Юрьевич не боялся конкурентов. Он смело пригласил в Челябинск знаменитого польского режиссера Ежи Яроцкого для постановки спектакля «Бал манекенов». Яроцкий, известный польский режиссер, приехал на Урал по семейным обстоятельствам и привез с собой художника и композитора. Все они – профессионалы высокого класса, со своей эстетикой, своими художественными принципами. Актеры репетировали с восторгом.

– А вы как работали с артистами?

– Понадобился очень большой тренинг, в основе которого был поиск новых средств художественного выражения польской эстетики, нужно было ввести в эту среду наших актеров. Яроцкий сказал мне одну фразу: «Не делай ни роботов, ни Буратино». А в нашем понятии манекены – это как раз роботы и Буратино. Я начал искать ход, подпитываясь идеями романтизма, заложенными в пьесе Бруно Ясенского. Но решение нашел очень простое…

– Постановка какого спектакля для вас памятнее и дороже всего?

– Наум Юрьевич Орлов считал наиболее яркой «моей» работой в спектакле «Бал манекенов». Но для меня – «Фальшивая монета» Горького, потому что в этом спектакле не видно работы балетмейстера. Когда я общался со зрителями «Фальшивой монеты», они были шокированы: «А где там ваша работа?». Отвечаю: «Во всем спектакле». Они разводят руками. Спрашиваю: «А как вам музыка?» – «А музыку мы вообще не слышали», хотя в спектакле звучала музыка Родиона Щедрина. Сложный режиссерский замысел, согласованность актерского ансамбля и всех, кто работал над постановкой, сотворили целостное произведение сценического искусства.

Создавался спектакль очень трудно. Актеры поначалу сопротивлялись предложенному. Говорили: «Скучная вещь, зря Орлов взял эту пьесу Горького, кому она нужна». Но месяца через полтора стало вырисовываться что-то интересное, и все захотели играть (улыбается). Орлов сделал великолепный спектакль!

Драматический театр тогда еще находился в старом здании на площади Революции, а ТЮЗ располагался на улице Цвиллинга, где ныне находится Камерный театр. Потом построили новое здание, и драматический театр перебрался на Театральную площадь.

 

СТАЛ ПЕРВЫМ В СССР…

 

– В новом здании творческая жизнь еще больше забурлила?

– Да, Наум Юрьевич был неистощим в своих поисках. Он с трепетом относился к русским и зарубежным классикам и всем нам внушал это почтение. В театре ставились пьесы Шекспира, Пушкина, Островского, Булгакова, Чехова.

Ставки балетмейстера в театрах страны тогда не было. Орлов обратился в Минкульт СССР. Его авторитет был так высок, что появилась эта ставка, и она была оформлена законом. Таким образом, я стал первым в Советском Союзе балетмейстером-репетитором в драматическом театре! С того времени всем драматическим театрам разрешили приглашать таких специалистов.

 

В. Панфёров, А. Морозов, кинорежиссер и драматург В. Мережко, Т. Дидишвили. После премьеры спектакля «Я — женщина».Театр драмы, Челябинск, 1980-е гг.

 

– Как вам работалось с другими режиссерами?

– Так сложилось, что в Челябинске мне посчастливилось работать во всех театрах города: драматическом, камерном. ТЮЗе, театре «Манекен» и даже в театре кукол.

В Камерном театре мы сделали много спектаклей с художественным руководителем театра Викторией Мещаниновой. В театре драмы много и плодотворно работал не только с Наумом Орловым, но и с Анатолием Морозовым. Я принимал участие в постановке спектаклей «Я – женщина», «Чайка», «Священные чудовища»… Этот перечень можно долго продолжать. Анатолий Афанасьевич любил спектакли, в которых сосуществуют все виды искусств.

В театре кукол у нас ложился творческий тандем с главным режиссером театра народным артистом Валерием Вольховским. Наши спектакли «Соломенный жаворонок», «Процесс над Жанной д,Арк», «Карьера Артура Уи» пользовались успехом у зрителей.

В челябинских театрах довелось работать и с приглашенными режиссерами из московских и петербургских театров: Э. Ливневым, В. Тюкиным, В. Гвоздиковым, В. Гурфинкелем, В. Голуб, народными артистами А. Кацем, В. Голубовским, С. Яншиным и многими другими.

Что мне во всех «моих» режиссерах нравилось – они позволяли делать все, что я хочу. Я только старался понять их идеи и совместить со своим видением. Поиск нового в спектаклях – долгий, необъяснимый, порой абсурдный процесс, который приводит к неожиданным находкам, – то, что и создает искусство. Однажды сцену драки на рапирах из спектакля «Виндзоркие насмешницы» посмотрел главный режиссер театра Российской Армии Борис Морозов и сказал: «Тебе за эту сцену патент нужно выдать».

 

В. Панфёров и Т. Махарадзе. После репетиции спектакля «Ментуш». ТЮЗ, Челябинск, 1982 г.

 

– Мне кажется, ваши «патенты» – это награды за достижения в театральном деле.

– Не знаю, может быть. За «Бал манекенов» я тогда получил диплом Министерства культуры СССР – за постановочную работу режиссера по пластике. В те времена это была очень значимая награда.

Честно скажу, я о наградах не думал. В свое время театральный критик Галина Затевахина сказала: «Виктор, тебе давно пора дать звание заслуженного артиста». А я ответил: «Звание – это призвание». Тем не менее, я очень благодарен Розе Захаровне Орловой за то, что она выдвинула меня на почетное звание «Заслуженный артист России», которое я получил в 1999 году.

Я счастлив, что работал в театрах и меня приглашали большие режиссеры. Как в той шутке: любимая работа, за которую еще и деньги платят (улыбается).

В. Панфёров, художник Т. Сельвинская, художник по костюмам Т. Кострикова. На репетиции спектакля «Чума на оба ваших дома». Театр драмы, Челябинск, 1998 г.

 

Кстати, как-то известный российский художник-сценограф Татьяна Ильинична Сельвинская, сотрудничавшая с челябинскими театрами, на мой вопрос о невысокой оплате ответила шуткой: «Ты же от работы удовольствие получаешь, а за удовольствие сам должен платить».

На самом деле творческая идея действительно стоит дорого. Но в Советском Союзе творческие идеи материально не оценивались, их воспринимали как порыв энтузиазма.

 

ХОРЕОГРАФИЯ НЕ РАЗВЛЕЧЕНИЕ, А ИСКУССТВО

 

– То, как вы занимаетесь со студентами, сопоставимо с вашей работой с актерами?

– Это взаимосвязано – театр и институт культуры. Институт помогал мне работать в театре и наоборот. И то, и другое мне безумно нравится. А на вопрос – сопоставима ли, скажу: я продолжаю раскрывать в студентах (как и в актерах) то, что в них заложено. Учу их мыслить хореографическими образами и знаками. Мы готовим и постановщиков, и руководителей хореографических коллективов. Многие из них будут работать с детьми. А это значит, у студента должна быть нравственно высокая позиция. Она очень важна.

Великий французский хореограф и балетный реформатор девятнадцатого века Жан Жорж Новерр мечтал и добился того, чтобы хореография из развлечения стала искусством, могла достучаться до сердца, создав эмоциональное состояние, и до головы. И мы к этому стремимся.

 

В. Панфёров и Н. Орлов на репетиции мюзикла «Моя прекрасная леди». Театр драмы, Челябинск, 2000 г.

 

– Что еще вы считаете главным в своей миссии педагога?

– Я подготовил собственную программу «Мастерство хореографа», где изложил накопленный опыт. В общем-то это не более, чем размышление по поводу постановочной работы, но не установка. Выпустил одноименное учебное пособие, которое используют педагоги и наши выпускники.

Для того, чтобы сочинять стихи, писать музыку и ставить балеты, нужен, прежде всего, талант. Моя задача – максимально раскрыть у своих студентов способность творчески мыслить и обеспечить их навыками, которые пригодятся им в жизни. Они должны получить такие знания, чтобы могли использовать их в любой обстановке. Выпускники работают в самых разнообразных коллективах: в детских садах, оперных театрах, ансамблях танца, клубах аэробики. Сегодняшнее время требует от хореографии развлечения. Главное в этом процессе умение подать материал и заинтересовать зрителей. Но при этом не потерять ценность хореографического искусства, в основе которого должно лежать классическое искусство.

 

Виктор Парфенов на репетиции

 

– Вы много лет являлись художественным руководителем и постановщиком студенческого хореографического ансамбля ЧГАКИ «Малахит».

– Создал ансамбль Борис Соколкин, а вела коллектив сначала Тамара Борисовна Нарская, потом принял «эстафету» я. Ансамбль учебный, но имел у публики большой успех, обладал хорошим репертуаром. Некоторые композиции ставили сами студенты, для них это была полезная практика. Мы даже проводили конкурс балетмейстеров с постановками на музыку уральских композиторов. Ансамбль много и успешно выступал в стране и за рубежом: в Австрии, Болгарии, Польше, Чехии, Германии, Франции, Италии. Со своими программами мы много ездили по стране, успешно выступали в Австрии, Болгарии, Польше, Германии, Франции, Италии, Чехии. За участие в конкурсах и фестивалях получали звания лауреатов и почетные Гран-при.

 

ПОСТАНОВОЧНАЯ РАБОТА НУЖНА ВЕЗДЕ

 

–Среди ваших выпускников – Ольга Пона, создавшая Театр современного танца.

– Гордимся ею! Двадцать раз театр являлся номинантом Национальной театральной премии «Золотая Маска» и дважды стал ее обладателем. Кстати, основой тренинга ансамбля является классический танец. Спасибо Ольге Николаевне, что она понимает эту необходимость. Это громадная танцевальная культура.

Наши выпускники составляют основной контингент ансамбля танца «Урал». Среди них не только танцовщики, но и балетмейстеры ансамбля Светлана Лукина и Алексей Разин. Не так давно при ансамбле открыта детская студия, которая готовит будущих исполнителей.

Мы гордимся нашим выпускником Сергеем Землянским. Сегодня его называют одним из лучших хореографов и режиссеров страны. Известен Землянский своими постановками в Израиле и Прибалтике. Он работает в драматических спектаклях, но выбрал свой путь. Среди его постановок есть такие, где актер работает без слов, только телом – так красноречив язык хореографии.

Мы всегда старались выпускать специалистов высокого профессионального уровня. И, естественно, рады, когда получаем такие высокие результаты. В этом большой вклад всех педагогов нашего факультета.

Несколько лет тому назад в нашем вузе было открыто новое направление «Хореографическое искусство» для подготовки специалистов в постановочной деятельности.

– Эта профессия на сегодня востребована?

– Был выбор: либо готовить педагогов для хореографических училищ, либо балетмейстеров. Мы пришли к выводу: постановочная работа нужна везде, и потому приняли решение о создании нового направления.

 

«ЗА ВСЕ СУДЬБУ БЛАГОДАРЮ!»

 

– Вас можно назвать абсолютно счастливым человеком?

– Скорее всего так и есть. Я за многое благодарен судьбе.

В Челябинске я сложился как специалист, в Челябинске у меня появилась семья. Поэтому Челябинск для меня замечательный город, наполнивший мою жизнь большим смыслом.

Благодарен своим родителям, которые помогли мне состояться тем, кем я стал. Благодарен людям, с которыми меня свела судьба. Мой первый учитель Николай Иванович Смирнов – человек большой культуры, открывший мне дорогу в искусство хореографии.

В Ленинграде учился у таких великих учителей, как народный артист РСФСР Борис Яковлевич Брегвадзе, хореограф и балетмейстер Константин Федорович Боярский, заслуженный деятель РСФСР, художник МАЛЕГОТа и Мариинского театра Татьяна Бруни.

В дальнейшем жизнь меня связала с уникальными людьми, выдающимися мастерами своего дела: Наум Орлов, Анатолий. Морозов, Игорь Перепелкин, Тенгиз Махарадзе, Валерий Вольховский. Огромный запас знаний в области зарубежной культуры получил, поработав с польской и немецкой театральными группами.

Преклоняюсь перед Татьяной Ильиничной Сельвинской, вместе с которой мне пришлось работать во многих спектаклях, которые она оформляла как художница.

В Челябинске я смог реализовать себя как профессионал, нашел себя и свое место. Я благодарен судьбе за то, что она мне дала. И поэтому могу сказать, что я счастливый человек.

 

Виктор Панфёров: «В Челябинске я смог реализовать себя как профессионал, нашел себя и свое место».

 

Автор: Лидия Садчикова

Фото: Полина Тенькова, архив героя публикации

 

Виктор Иванович Панферов родился в г. Электросталь Московской области в 1946 г. Окончил Ленинградский государственный институт культуры им. Н. К. Крупской (режиссура балета), ассистентуру-стажировку при ЛГИТМиКе.

С 1969 года работает в Челябинском институте культуры. Прошел путь от старшего преподавателя до заведующего кафедрой хореографии, профессора, декана хореографического факультета. Ныне заведует кафедрой «Искусство балетмейстера» ЧГАКИ. В 2015 году присвоено звание «Легенда Академии», в 2019 г. —  звание Почетного профессора ЧГИК.

Руководил лабораторией по проблемам развития хореографии в драматическом спектакле при Челябинском театре драмы. Балетмейстер-постановщик 20 хореографических миниатюр и одного балета. Подготовил 16 концертных программ.

Являлся художественным руководителем и постановщиком студенческого хореографического ансамбля «Малахит». Хореограф и режиссер по пластике более ста спектаклей в театрах Вильнюса, Санкт-Петербурга, Уфы и Челябинска. Многие из его работ удостоены дипломов всероссийских и международных фестивалей: «Бал манекенов», «Чайка» Челябинского театра драмы; «Синяя борода» Челябинского ТЮЗа и другие.

Автор монографий, учебных пособий («Мастерство хореографа», «Пластика современного танца»), экспериментального учебника «Основы композиции танца». Член ВТО-СТД, Российской хореографической ассоциации, заслуженный деятель Всероссийского музыкального общества.

Виктор Панфёров – заслуженный артист РФ. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и медалью «Во имя жизни на земле». Лауреат многих международных конкурсов, в которых участвовал руководимый им студенческий хореографический коллектив «Малахит».