Как Владимир Петрович, мечтавший в детстве водить поезда, попал на эстраду, сколько братьев вместе с ним покоряли публику Советского Союза, какими захватывающими танцами удивят артисты Челябинской филармонии участников саммитов ШОС и БРИКС, где будет отмечаться юбилей легендарного ансамбля танца «Урал» – об этом и не только рассказывает замечательный герой нашего интервью.

 

ТАНЦЕВАЛЬНОЕ ДЕЛО ПРОГУЛОВ НЕ ТЕРПИТ

 

С трудом верится, что всегда бодрому и ведущему подвижный образ жизни Владимиру Карачинцеву 82 года. Он ровесник Челябинской филармонии. И уже без малого шесть десятилетий преданно служит ей. Сначала как солист-танцовщик, потом участник семейного ансамбля братьев Карачинцевых «Уральская скоморошина», а по сей день – как бессменный директор легендарного Государственного ансамбля танца «Урал», который он сам основал в 1980 году и был бригадиром коллектива, пока не ввели должность директора.

– Владимир Петрович, неужели ни разу не хотелось поменять место работы?

– Заманчивых предложений было много, сулили хорошие деньги. Но у меня не тот характер, чтобы срываться и куда-то бежать. К «Уралу» прирос. Я же из танцевального мира, своими ногами сначала в одиночку, потом вместе с братьями много мировых сцен ногами протопал.

 

«Я к «Уралу» прирос», – говорит Владимир Петрович. Фото: архив героя публикации.

 

– Приходилось ли, будучи директором, выходить на сцену в качестве танцовщика?

– Нелепо выходить к публике без репетиций и когда возраст уже никаким гримом не замажешь. У нынешних танцовщиков другая, свежая энергетика, иная пластика, более современный стиль движений. Танцевальное искусство – удел молодых.

Правда, на гастролях ансамбля в США тряхнул стариной. В юмористической миниатюре «Ухажеры» вместо заболевшего артиста вышел. В свое время я танцевал эту партию. А когда празднуются юбилеи филармонии, мы с братьями пару старых номеров показываем. Зал очень тепло принимает. Гендиректор филармонии Алексей Пелымский так сказал: «Карачинцевы подтвердили отличную танцевальную выучку и артистизм высокого класса».

 

 

Коллеги называют его, ровесника Челябинской филармонии, хранителем традиций. Фото: архив героя публикации.

 

Я всегда нашим артистам говорю: «Если не будешь изо дня в день упорно заниматься, быстро сойдешь со сцены». Танцевальное дело прогулов не терпит. Когда «Урал» на сцене, не могу сидеть в зале. Выглядываю из-за кулис. Каждую осечку болезненно переживаю, словно свою. Но замечания артистам не делаю: нетактично, для этого есть балетмейстеры. Правда, увидев грубую ошибку, не могу удержаться – иду и показываю движение. В душе-то я всегда танцую.

А труд у танцоров тяжелый. В коллективе работают фанаты, другие просто не выдерживают. Когда вижу, как кто-то из ребят работает в полноги, у меня сильное желание подойти и показать, куда и как ножку ставить. Не выношу, когда на сцене халтурят. Нужно личные чувства спрятать, показав эмоции образа.

Был у меня трагический случай. Жена в Челябинске родила сына, а мы с братьями в это время гастролировали. Ребенку был всего месяц, когда он умер. Во время концерта в Туле получаю страшное известие. И что, свой траур выносить на сцену? Нельзя. Душа плачет, а ты выходишь и улыбаешься, как обычно. Зритель не должен видеть твоих слез.

Замечаю, что молодые артисты, столкнувшись с малейшей проблемой, начинают ныть. Никому не желаю пережить то, что пережила в годы войны наша многодетная семья. Но нас трудности закалили. Помню, были с эстрадным коллективом в Красноярском крае. Сибирь, мороз. Километров за 15 до места прибытия у нас сломался автобус, застряв в сугробе. Все прижались, никто с места не двигается. Недолго и замерзнуть. Мы с одним артистом, проваливаясь по пояс в сугробах, добрались до почты и позвонили в городское управление. За нами выслали транспорт. Был еще случай в Челябинской области. За десять километров от Увелки наша «Газель» встала и ни в какую. Я пошел искать спасения. Страшновато, а что делать? Артисты костерок развели, греются, а Владимир Петрович через лес чешет. Пришел в клуб, нашел директора. Вызволили артистов.

 

Фото: архив героя публикации. Петрович, как величают его друзья, поймал свою золотую рыбку – выбрал делом жизни любимую работу. Фото: Надежда Пелымская.

 

– Благодаря такой подвижности вы и не стареете.

– Да уж, в кабинете подолгу не засиживаюсь. За день раз пятнадцать сбегаю из кабинета до дирекции. В 9.00 я уже на работе. Начинаются звонки, хлопоты, обсуждение планов на будущее. Думаем о реконструкции здания, в котором располагается репетиционная база «Урала». Хочется, чтобы у наших артистов было свое общежитие. Народников мало осталось, их беречь надо. Я рад, что возродили детскую студию. Каждый воспитанник хочет стать настоящим артистом.

 

«УРАЛ» БЛИЗОК К ИДЕАЛУ

 

–Танцевальная техника на сегодня сложнее, чем прежде? Или, наоборот, упростилась?

– Раньше очень много вращались. Сейчас огромное количество акробатических элементов, о каких в прошлом даже не помышляли. В то время в «Урале» только один Шустов мог крутить разные сальто-мортале. А теперь в ансамбле 90 процентов ребят это умеют. С танцовщиками и студийцами занимаются специальные тренеры. Техника усложняется, и в этом отношении все стараются не отстать друг от друга. В коллективе много молодежи, они горят желанием разнообразить танцевальные движения.

 

Ансамбль танца «Урал» — культурный бренд Южного Урала. Фото: Надежда Пелымская.

 

– Нынешний год – юбилейный для «Урала». Чем будете удивлять публику?

– Готовим новые композиции для культурной программы саммитов ШОС и БРИКС. Потом они станут частью нашего основного репертуара. Это танцы стран-участников международного саммита: Африки, Индии, Бразилии и Китая, а национальные танцы народов Севера представят Россию.

Для композиции «Африка» нашим постановщикам Светлане Лукиной и Алексею Разину пришлось изучить гору теоретического материала о «черном» континенте, где исполнительское искусство очень разное. Выбор пал на танец охотников-зулусов. Зрители увидят сцену охоты на питона. Работа была очень интересной, поскольку хореография необычная, силовая, она требует владения телом. Композиция длится восемь минут и все время – в большом темпе, на гранд-батманах.

Прошлой осенью «Урал» участвовал в международном танцевальном фестивале в Бразилии. Один из номеров фольклорного коллектива «Сальвадор де Баия» запал нам в душу – сценка на базаре, где два паренька за обладание одной девушкой начинают биться в духе капоэйра –традиционного для Бразилии боевого искусства, сочетающего элементы танца и акробатики. Наши ребята эту композицию готовят с азартом.

 

Легче всего было освоить китайский танец: ансамбль был на гастролях в Поднебесной три раза. Фото: Надежда Пелымская.

 

Эти номера в Челябинске не танцевались никогда! Может только индийский танец кто-то исполнял, но скорее в эстрадном варианте. А у нас он классический. Хотя артистам «Урала» было непросто: непривычная манера, сложная хореография, непростые положения рук… Постановка состоялась. Федеральная комиссия, принимавшая культурную программу саммитов ШОС и БРИКС, отметила: «Урал» близок к идеалу.

 

БЫЛО БЫ ГДЕ РАЗВЕРНУТЬСЯ…

 

– Можно не сомневаться, что новые композиции «Урала» понравятся и гостям саммитов, и землякам.

– Программу мы тщательно готовили два года, с нею нигде не стыдно показаться. Высший пилотаж! Я подумать не мог, что наши ребята так классно овладеют своеобразной танцевальной культурой этих наций.

Для индийского танца балетмейстеры «Урала» Светлана Лукина и Алексей Разин не побоялись взять сложный материал, хотя хореограф Александр Кононов, окончивший академию танца в Индии и там работающий, сказал: «Чтобы так станцевать, нужно учиться десятилетиями». Приехав в Челябинск, он был поражен результатами. И бразильский хореограф пришел в восторг от того, как доподлинно наши артисты передали неуемную страсть и мощь их традиционного танца капоэйра.

Сейчас рассматриваются варианты – на какой площадке будут в июле проходить концерты для участников саммитов. Чтобы достойно выступить, нам необходима большая репетиционная база, минимально 150 квадратных метров, то есть в полтора раза больше, чем мы имеем. Эту проблему тоже надо решать.

 

На репетиции африканского танца в зале Прокофьева. Фото: архив героя публикации.

 

– «Уралу» на сцене зала Прокофьева уже давно тесно.

– В таком ограниченном пространстве коллектив в полной мере не открывается. Даже если номер всего на 12 пар, уже часть из них в кулисах танцует. А им воздух нужен, простор. Один прыжок – и сцены нет! А когда актер выполняет технику, ему нужна амплитуда.

Это у нас раньше в составе было 12 пар, а сейчас – 20. Мы давно мечтаем о большом концертном зале с большой сценой. Недавно я читал в СМИ интервью с мэром Челябинска Натальей Котовой, она озвучила планы о строительстве аквапарка и новом концертном зале. Вроде появились инвесторы для продолжения строительства конгресс-холла «Крылья» на реке Миасс. Так хочется, чтобы эти планы стали реальностью!

 

КАК ОТМЕТИТЬ ЮБИЛЕЙ

 

– Какие планы строите на празднование юбилея «Урала»?

– Хочется 40-летие отметить необычно. Ведутся переговоры с администрацией Государственного кремлевского дворца. Там говорят: «Мы знаем ваш коллектив, мы хотели бы видеть вас на нашей сцене». Когда в Челябинске принимали танцы для культурной программы ШОС, директор Кремлевского дворца Петр Михайлович Шаболтай с делегацией экспертов несколько раз приезжали к нам каждый новый номер смотреть.

– На главной сцене страны выступить – это круто!

– Самая престижная площадка! «Урал» там однажды танцевал, но не со своей программой. В начале «нулевых» проводился фестиваль, на сцену кроме нас выходило 42 коллектива. С тех пор состав «Урала» поменялся на 80 процентов. Правда, в Кремлевском дворце наша детская студия дважды танцевала на юбилеях Андриса Лиепы.

– А какую программу вы бы туда повезли?

– В этом отношении я, не скрою, волнуюсь. Понятно, что мы должны там показаться во всей красе. На Южном Урале нас все знают, а в Москве? В Кремлевском дворце мы одни «потеряемся», это огромная площадка. Возникла такая идея: выступать в формате «Урал» приглашает друзей», как у нас обычно проходит в Челябинске международный фестиваль «Синегорье». То есть «вплести» в юбилейную программу ансамбли Моисеева, «Березку» и Пятницкий хор. В июле на многодневную культурную программу ШОС и БРИКС запланировано пригласить федеральные коллективы. Вот и появится возможность договориться с ними. Будет танцевать и Кремлевский балет. Худрук балетной труппы Андрей Петров тоже приезжал смотреть нашу программу к саммитам, остался очень доволен.

 

На Олимпиаде-2014 «Урал» танцевал и в центре Сочи, и на просторах Олимпийской деревни. Фото: Лидия Садчикова.

 

«ТРАДИЦИИ БЕРЕЖЕМ И НА НИХ ДЕРЖИМСЯ»

 

Новое танцевать артистам всегда интересно. А каково из года в год плясать композиции, существующие с момента создания «Урала»?

– Есть такое понятие – «золотой фонд». Допустим ансамбль народного танца Игоря Моисеева с 1937 года танцует композицию «Лето». Не одно поколение артистов сменилось, а она остается современной. И у нас так. «Бышенька», «Ямщики», «Дружба народов», «Бабий бунт». Да в общем-то 90 процентов репертуара создавалось много лет назад. Мы храним их как большую ценность, как традиции нашего ансамбля. Обновляются костюмы и танцевальные элементы, но концепция остается неизменной. «Ухажеры» и «Враспашку» перешли в репертуар ансамбля из нашей с братьями «Уральской скоморошины». Нынешние артисты от всех этих номеров кайфуют, получают истинное удовольствие. Как и публика, причем во всех странах, где бы мы ни гастролировали. «Ну, просто кружева плетут! – восхищаются зрители. – Когда «Урал» танцует, душа поет!».

Сейчас коллектив очень крепкий, особенно мужская группа. Приходят молодые выпускники отделения хореографии Южно-Уральского института искусств. Они еще «зеленые», но их смело можно выпускать на сцену. У возрастных танцовщиков – опыт. Они уже актеры. Композиция «Враспашку» танцуется двумя составами: то молодежь, то «старики», которых публика награждает более щедрыми овациями за их артистизм и кураж. Это соревновательный момент: ну-ка, молодежь, смотрите, как надо!

Опыта сценического набираются не сразу. Но когда есть с кого брать пример, это залог успеха. Преемственность нужна. Талантливых танцовщиков со стажем надо не отсеивать, а беречь.

 

В 2017 году Владимир Петрович отметил 80 летний юбилей на сцене родной филармонии. Фото: архив героя публикации.

 

ТАЛАНТ ОТ БОГА

 

– Владимир Петрович, вы как-то рассказывали, что в детстве, когда семья Карачинцевых жила недалеко от железной дороги, вы мечтали быть машинистом поезда. А оказались в филармонии.

– Я фанат танца, это у меня тоже с детства. Как и мои пятеро братьев, прошел школу народной хореографии у Натальи Николаевны Карташовой в танцевальном коллективе Дворца культуры ЧТЗ. Она нам говорила: «У вас, ребята, талант от Бога». Я к ней вернулся и после армии. В 1957 году ее любительский коллектив, не раз побеждавший в конкурсах, пригласили в Москву на VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Помню, поселили российскую делегацию в центре Москвы в общаге. Мы наблюдали, как Эдита Пьеха с ансамблем «Дружба» репетировали. Ей тогда было, как и мне, 20 лет. Мы не знали, что она станет такой знаменитой. На фестивале они завоевали золотую медаль и звание лауреатов. Наш коллективом тоже стал лауреатом, нам всем вручили дипломы.

Но мечтал я о профессиональной сцене. И меня позвали в эстрадный коллектив Челябинской филармонии. Карташова рассердилась: «Зря, Володя, подался на эстраду. Больше двух лет не продержишься, погибнешь как танцор». Действительно, танцоры-эстрадники быстро сходили со сцены. Но у меня самолюбие взыграло. Нашел педагогов, стал много заниматься. По вечерам не пропускал ни одного концерта в филармонии. Смотрел, слушал, впитывал. И когда спустя годы Наталья Николаевна увидела, как я танцую, то заплакала и, поцеловав, сказала: «Молодец! Беру свои слова назад».

 

В филармонии Карачинцев сначала танцевал одиночные танцы, потом в паре с женой Валентиной. Фото: архив героя публикации.

 

Памятных ностальгических событий в моей филармонической жизни очень много. В 60-х во дворце спорта «Юность» работал с артистами Московского театра сатиры. Гастролировали они полмесяца. Довелось общаться с Андреем Мироновым, он еще совсем молодым был. Я старался марку держать, танцевал с воодушевлением. Приятно было слышать от москвичей комплименты в свой адрес.

– Челябинские старожилы помнят, как вы «зажигали» на сцене филармонии. Что тогда танцевали?

– Все перетанцевал, как того требовал эстрадный репертуар. Сегодня это народный танец, завтра современный. Были востребованы шейк, хали-гали, тустеп. Мой коронный номер – танец с куклами. Сначала это была «Нанайская борьба». Сгибался, стоя на руках и ногах, а на спине – туловища кукол размером с людей. «Складочку» делать ой как не просто. Многие пытались, не получается. Надо пополам сложиться, чтобы голова лежала на ногах, и при этом катиться по полу, изображая схватку двух людей. Потом я превратил их в двух лихих танцоров Роберто и Джозефину. Это была пародия на то, как не надо танцевать на танцплощадках и как нужно.

Тогда по всему миру гремело имя звезды советской эстрады, виртуоза танца Владимира Шубарина. Его называли «летающим мальчиком» и «человеком-пружиной». Для конкурса в Германии я подготовил танцы из его репертуара. На сдаче программы в Москве постановщик представления польстил мне, сказав: «Ты, пожалуй, его даже забьешь».

 

Трудно поверить, что дуэт «Роберто и Джозефины» танцует один артист. 60-е годы. Фото: архив героя публикации.

 

– Он степ классно танцевал. А вы?

– Я танцевал так называемые ритмические танцы. Конферансье объявлял так: «Степ да степ кругом» (смеется). Эти номера вызывали бурю аплодисментов.

– Ноги, наверное, помнят тот ритм?

– Не забыли (бодро выбивает каблуками ритм). Раньше не остановках танцевал, пока ждал автобус. Далеко не всем это мастерство дается. Недавно знакомые привели ко мне сына, он учится в консерватории. Его приглашают в мюзик-холл, но нужно овладеть степом. Я начал показывать (танцует), а повторить он не может. Неделю помучился и отступил.

– Зрители старших поколений вспоминают также ваш дуэт с женой Валентиной.

– Это уже следующий период моей карьеры. Мы входили, говоря нынешним языком, в элитную концертную команду. Куда нас с Валей только не приглашали! Выступали и в обкоме КПСС, и в КГБ, и для различных делегаций. Как-то отдыхали с нею в Болгарии и решили пошутить: на танцах для отдыхающих сбацали свои эстрадные номера. Руководитель музыкальной группы стал нас уговаривать поработать в варьете, обещал хорошие заработки. Потом в Челябинск пришло от него официальное приглашение. Но в тот момент филармония создавала ансамбль «Уральская скоморошина». Я остался в СССР, о чем нисколько не жалею. Ведь новый ансамбль меня с остальными моими братьями соединил. А то жили бы по разным городам. Иван, Геннадий, Виктор, Вячеслав и Леонид работали, как и я, в профессиональных коллективах.

 

«Уральская скоморошина». Публика сомневалась: в самом деле все шестеро – братья? 1970-е годы. Фото: архив героя публикации.

 

ВСЕ ОНИ ПЕТРОВИЧИ

 

– Ваш семейный ансамбль «Уральская скоморошина» десять лет существовал при филармонии, чтобы потом передать свои традиции ансамблю танца «Урал».

– Хорошие были годы! Мы объехали с концертами весь Советский Союз. Везде работали на самых крупных площадках. Гастролями по девять-десять месяцев в году, и это было в радость. Новые города, новые зрители… Наши оригинальные номера «Уральские пельмени», «Перепляс с ложками», «Зимняя сюита», «Уральские умельцы», «Огневушка-поскакушка» и другие награждали овациями. Храним старые заметки из газет. В одной писалось, что в Ленинграде» четыре тысячи зрителей в огромном зале «Октябрьский» бурными аплодисментами сопровождали каждый исполненный нами номер. Так было всюду. Незабываемо открытие летнего концертного сезона в московском парке Горького в начале 70-х. В Летнем театре мы выступали целую неделю вместе со звездами советской эстрады. Наш семейный ансамбль объехал с гастролями все зарубежные демократические страны. Во время гастролей в Польше о нас сняли фильм «Звезды семи стран».

 

За красоту танца братьев Карачинцевых называли уральскими самоцветами. Фото: архив героя публикации.

 

Вас называли уральскими самоцветами. Награды, звания, овации и любовь публики…

– Кстати, даже коллеги-артисты не верили: братья ли танцуют в «Уральской скоморошине»? А зрители порой после концерта, бывало, наши паспорта просили показать. Нам смешно. «Пожалуйста, – говорим, – мы все Петровичи». Увы, теперь нас меньше осталось. Ушли в вечность Геннадий и Иван. Но в моей памяти они всегда живы.

А вспомнить есть что. В гастрольном туре по Болгарии с нами была молоденькая София Ротару. Мы с нею за месяц всю страну проехали. Помню, на 600-летии Калуги съехалось много знаменитостей, за кулисами тесно. Приходит Шульженко, а ей переодеться негде. «Ребята, хоть на порожек пустите», – попросилась она к нам. «Клавдия Ивановна, пожалуйста!». Кинозвезда Евгений Матвеев разрешил себя сфотографировать, а у него за спиной оказались двери с красноречивыми буквами: «М» и «Ж». Мы говорим: «Нехорошо, давайте отойдем». А он смеется: «Зачем? М.Ж. – Матвеев Женя».

Нередко концерты проходили на стадионах. Помню, для Зои Федоровой я пустые бутылки по всему стадиону собирал. У нее была комическая реприза, она выбегала на площадку с авоськой, забитой бутылками. Зоя Алексеевна была общительная и простая. Одна из ее последних киноролей – вахтерша тетя Паша в фильме «Москва слезам не верит», удостоенного премии «Оскара». С Николаем Сличенко тоже вместе поработали. На днях его юбилей на Первом канале отмечали. Кстати, в культовой советской комедии «Свадьба в Малиновке» снимался и он, и Зоя Федорова. Танцор Махмуд Эсамбаев, певицы Лидия Русланова и Людмила Зыкина… Печально, что молодежь этих великих людей не знает. Плохо у нас ведется работа по сохранению творческих традиций.

 

Семья Карчинцевых. В «Урале» в разные годы плясали дочери Лариса и Вера. А сын Андрей стал известным в Европе хореографом. Фото: архив героя публикации.

 

К сожалению, уходят из жизни и те, кто свою жизнь посвятил ансамблю танца «Урал». Они были личностями, их нельзя забывать. Таких, как талантливый баянист и композитор, признанный авторитет в области народной культуры Южного Урала Василий Устьянцев. Мы с руководителем оркестра «Урал» Александром Немцевым приняли решение в перспективе провести вечер памяти Василия Петровича. Потрясающе талантливый человек! В «Урале» он был с момента основания ансамбля. Большинство номеров коллектив танцует под его музыку. Человека не стало, а музыка его живет.

 

Автор: Лидия Садчикова

 

Владимир Петрович Карачинцев, директор Государственного ансамбля танца «Урал»,

работу в Челябинской областной филармонии начал в качестве артиста балета в 1962 г. В 1970 г. основал танцевальный коллектив «Уральская скоморошина», в 1980 г. по инициативе В. П. Карачинцева создан ансамбль танца «Урал», сохраняющий национальные традиции своего края. Лауреат всероссийских конкурсов и международных фестивалей, «Урал» многократно представлял страну на престижных международных фольклорных фестивалях Канады, США, Австралии, Финляндии, Швеции, Италии, Франции, Испании, Греции, Чехии, Китая, Болгарии, Румынии и продолжает ежегодно выступать за границей. В. П. Карачинцев – заслуженный работник культуры РФ, лауреат премии и медали Законодательного Собрания Челябинской области за значительный вклад в развитие культуры и искусства, удостоен медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.