Каким богатством пахнет в зале «Родина, как звучит орган на берегу Черного моря, что делать при форс-мажорах – об этом и многом другом читайте в интервью с Ириной Андреевой.

 

КОРОЛЬ НА ПЬЕДЕСТАЛЕ «РОДИНЫ»

 

В преддверии нового года полномочный представитель президента РФ в УрФО Николай Цуканов в Екатеринбурге вручил по поручению Владимира Путина государственные награды уральцам, проявившим себя в различных сферах деятельности. Директор зала органной и камерной музыки «Родина» Челябинской государственной филармонии Ирина Андреева удостоена звания «Заслуженный работник культуры РФ». «Самое главное, что красота спасет мир», – сказала в ответном слове Ирина Александровна.

 

Челябинский орган «Германн Ойле» возвышается на пьедестале, как и полагается королю инструментов. Фото: архив Челябинской филармонии.

 

Пять лет назад в столице Южного Урала торжественно открылся новый концертный зал «Родина». С этих воспоминаний началась наша беседа с Ириной Андреевой. Но ее телефон не умолкал. Звонили из Москвы, из Казани, из-за границы. Ирина Александровна терпеливо отвечала на все вопросы. По ее ответам было понятно: звонивших интересует возможность проведения концертов в зале «Родина». Из года в год таких желающих все больше. И так все пять лет с момента его открытия 25 декабря 2014 года.

– Пять лет быстро пролетели, Ирина Александровна?

– На одном дыхании. Неужели уже пять? За эти годы мы успели хорошо обжиться. «Родина» – большое и сложное хозяйство, включая цех кондиционеров, студию звукозаписи, службу надежной охраны. И, конечно, зрительный зал с органом. Когда его открывали, это был просто новый зал. А сейчас он согрет дыханием публики и музыкантов. Мы его чувствуем, знаем, понимаем. У нас все настроено под хорошую акустику, и зал стал нам отвечать. Уже акустика к нам подстраивается.

А этот запах камня… Вы знаете, что камень пахнет? Оказывается, дорогой мрамор источает своеобразный аромат. Пахнет в хорошем смысле богатством. Особый аромат струит и дерево. Нередко слышу от зрителей фразу: «Какой в зале роскошный запах». Мне приятно. Потому что музыка – духовное богатство людей.

 

«Родина» – это не только зрительный зал и орган, а большое и сложное хозяйство, которым руководит хрупкая женщина. Фото: Ирина Шкурихина.

 

– Помню, как мы с коллегой-журналисткой наблюдали демонтаж органа в зале на Алом поле. Как вспоминаете период переезда? Переживали?

– Переживания были до того. Точнее, нас мучали опасения. Мы не знали, чего ждать, что будет дальше, как себя вести. А когда приехали немецкие специалисты из компании «Герман Ойле», когда обеими сторонами были подписаны контракты и все виды работ, уже было не страшно. Это такие мастера! Знатоки своего дела. Они, шутя, говорили, успокаивая нас: «Можем ваш орган хоть в космос перевезти». Кстати, некоторые из этих специалистов еще совсем молодыми собирали наш орган в зале на Алом поле за 28 лет до момента демонтажа, который они провели, уже имея огромный опыт.

Мы ничего не смогли бы сделать без поддержки областной власти, понимания с ее стороны сложившейся ситуации. Все состоялось, как планировалось. Верующие обрели исторический храм Святого Александра Невского. А масштабная реконструкция превратила десятилетиями пустовавшее и полуразрушенное здание советского периода, бывший кинотеатр «Родина», в храм музыкальный. Нашему органу «Германн Ойле» нынче исполнилось 32 года, он стоит на пьедестале, возвышающем его в прямом и переносном смысле.

 

ДВОРЦОВОЕ ВЕЛИЧИЕ И КОНЦЕРТЫ В ПОЛЗУНКАХ

 

Здание советского периода после реконструкции превратился в храм музыки. Фото: архив Челябинской филармонии.

 

– С какой любовью вы рассказываете о своей работе! Не случайно ваши коллеги стали называть вас «Родина-мать». Кстати, именно вы настояли на том, чтобы сохранить историческое название здания.

– Горжусь и коллегами, и нашим общим детищем – прекрасным зрительным залом с органом на пьедестале, как и подобает королю инструментов. Это не может не влиять на настроения публики. Люди ведут себя соответственно той атмосфере, в которую попадают, начиная с красиво оформленного вестибюля. В глаза сразу же бросается великолепный декор и фойе, и зала. Царственная люстра и светильники (их 150!) создают ощущение торжественности и дворцового величия. Парадные лестницы украшены пейзажами Южного Урала, автор которых – челябинский живописец Василий Шмурадко.

 

Оформление нарядного интерьера зрительного зала создавалось не только ради эстетики. Семьдесят процентов стен покрыты декоративными элементами, каждый из которых способен отражать звук, поддерживая хорошую акустику. Необычные кресла тоже можно назвать акустическими. У них минимум мягких деталей и максимум пустот. В сиденьях и спинках есть вставки с наполнением из кокосового волокна, оно не поглощает звук. А чтобы звуки отражались, деревянные детали выполнены из благородного натурального ясеня. У кресел правильный, до миллиметра выверенный специалистами угол наклона, чтобы зритель чувствовал себя комфортно, но не задремал на концерте.

В прежнем зале на Алом поле для артистов было мало удобств. Теперь у них восемь гримерных. А еще артистическая галерея с панорамным видом на набережную и функциональной возможностью для отдыха и перемещения из одной гримерки в другую, не обходя зрительный зал. В галерее можно проводить встречи малых форм, переговоры, небольшие фуршеты. В праздники она становится зоной для просмотра салютов.

 

Накануне Нового года фойе концертного зала становится местом праздничных событий. Фото: Ирина Шкурихина.

 

Даже фойе в «Родине» имеет хорошую акустику. Оно универсальное: здесь проходят концерты–балы, новогодние праздники с хороводом у елки, детские утренники и танцевальные вечера. Кстати, для детей и их родителей в репертуаре органного зала есть семейные программы «Орган и его друзья», «Чудо-инструмент, «Сказки с органом». И даже «Концерты в ползунках» для самых крохотных зрителей – в возрасте от нескольких месяцев до четырех лет.

 

МАТРАЦЫ ДЛЯ «ИОХАННУСА»

 

Передвижной орган отлично перенес поездку в Крым под опекой органиста Владимира Хомякова. Фото: архив Челябинской филармонии.

 

– У вас теперь три органа. Два из них передвижные. Но все три, как говорит их хранитель, органист-виртуоз Владимир Хомяков, – настоящие.

– Да, не всякая филармония может похвастаться таким приобретением. Мы получили возможность исполнять органную музыку за пределом зала где бы то ни было. Даже в Крым один из них возили в сентябре 2019 года. Передвижные электроорганы дополняют друг друга, но не дублируют. Первый из них – барочный классический инструмент голландской фирмы Johannus, модель Ecclesia. Второй – цифровая копия легендарной модели Hammond B3 известной итальянской фирмы Viscount, он эстрадный, джазовый.

– Как «Иоханнус» перенес поездку в Крым, где в сентябре уходящего года состоялись гастроли солистов Челябинской филармонии и камерного хора имени Михальченко?

– Гастроли прошли блестяще. Хотя такое долгое передвижение органа заставило поволноваться. Его везли из Челябинска до Симферополя четверо суток. Была сложная подготовка. К нашему удивлению производством обычных, набитых ватой матрацев в Челябинске уже не занимаются. А нам были нужны именно такие. Филармония нашла изготовителей и заказала два ватных двуспальных матраца, а к ним еще стяжки, чтобы «закутанный» в матрацы орган туго затянуть. Поверхность периметра машины обкладывали резиновыми автомобильными покрышками, предохраняя от ударов о стенки кузова. В таком виде он благополучно доехал до полуострова и вернулся домой.

 

– На крымскую погоду нормально реагировал?

– Для этих органов микроклимат не имеет значения. Это цифровые инструменты, в них нет труб. Крымские почитатели органной музыки поначалу с удивлением восприняли компактный орган – они настраивались на большой инструмент. Но как только Владимир Хомяков начал играть, публика пришла в восторг. Тем более, что орган звучал с хором и оркестром. Он ездил с нами в Севастополь, Евпаторию, Херсонес, Симферополь. У него есть великолепная черта: может звучать камерно, мягко в небольших залах и ярко, мощно на огромных площадках и открытых территориях, как это было на берегу Черного моря.

С нашими электроорганами мы побывали в городах Челябинской области: Златоусте, Южноуральске, Чебаркуле, Кыштыме, Троицке, Снежинске. Органные концерты несут великую радость. Мы наш народ предохраняем от культурной бедности, делаем людей счастливыми. Орган – ценный инструмент в любом смысле, и наши зрители понимают: это удача – услышать его голос в маленьком городе.

 

КАК СТАТЬ ГРАМОТНЫМ СЛУШАТЕЛЕМ

 

Передвижной орган отлично перенес поездку в Крым под опекой органиста Владимира Хомякова. Фото: архив Челябинской филармонии.

 

– Вы 15 лет проводите регулярные экскурсии по органному залу! Не наскучило самой?

– Важно, что горожанам не наскучило. Билеты уже на март покупают. Я себя спрашивала: почему с такой охотой и удовольствием это делаю? Да потому что люди всегда разные приходят, у них и вопросы другие. Я вижу в их глазах интерес, особенно если наш зал и орган они видят впервые. Бывают гости из других городов, регионов и даже из-за рубежа. Как-то среди экскурсантов оказались жители далекой Австралии.

 

Провожу по всему зданию, показываю закулисье. В зале они могут «протестировать» все кресла. У нас предусмотрено четыре варианта. Обычные – для основных зрителей. Нестандартные – для людей с большими габаритами. Для студентов – с чуть зауженным сиденьем и без подлокотников, но тоже симпатичные, при этом цена билетов на эти места ниже. Есть кресла с откидывающимися сиденьями, чтобы спокойно продвигаться в проходах между боковыми сиденьями и основными.

В завершении играю на органе несколько произведений, некоторые экскурсанты впервые слышат его звучание. Люди радуются, что узнали много нового. Прощаясь, говорю: «Поздравляю, вы стали грамотными слушателями». Действительно зрительская культура растет. Порой на концертах между частями цельного произведения невпопад раздавались аплодисменты. Теперь ни одного ненужного хлопка.

 

Бывает, что на органных концертах кто-то из зрителей подходит ко мне поздороваться. Я понимаю: это те, кто побывал на экскурсии. Многие из них становится постоянными слушателями. Уже могут различать звучание в зависимости от того, в чьих руках орган. Знают, что такое регистровка, когда одно и то же произведение можно по-разному «раскрасить» регистрами, а это великое мастерство органиста.

 

И ДИРЕКТОР, И ПСИХОТЕРАПЕВТ, И ШВЕЯ

 

Передвижной орган отлично перенес поездку в Крым под опекой органиста Владимира Хомякова. Фото: архив Челябинской филармонии.

 

– Очень часто у вас выступают иностранные органисты. Какие у них впечатления от зала?

– С первой секунды слышим они них «Вау!» и видим два пальца в виде буквы V: «Ого, это же европейский уровень!». Такие вот комплименты. Поиграть на нашем органе для них большая честь. Постоянно получаю из-за границы по три-четыре письма от тех, кто уже выступал у нас, с предложением снова исполнить концерт в «Родине».

– Как гастролеры чувствуют себя в атмосфере Челябинска?

– Всегда уезжают довольными. Мы стараемся проявить уральское гостеприимство. Как-то в февральский мороз решили свозить органиста из Италии Лоренцо Гиельми в русскую деревню на дачу. Темнело, дорога завалена снегом. Перед нами машина с девушкой за рулем застряла в сугробе. Чтобы проехать, надо ее освободить из снежного плена. Лоренцо надел шапочку, на шею шарфик завязал, взял в руки лопату. Он откапывал машину, а органистка Лариса Тимшина и я, директор органного зала, толкали ее.

Интересная история случилась на открытии «Родины» 25 декабря 2014 года. В первом отделении концерта на обновленном органе должен был играть Рубин Кабирович Абдуллин, ректор Казанской консерватории, народный артист России. За день до этого он мне звонит: «Не могу приехать, вызывают в Совет по культуре в Москву». Я ему спокойно отвечаю: «Ничего сделать уже не могу. Ваше имя в афише. У нас аншлаг, будет много почетных гостей, прямой эфир. Поменяем вам первое отделение на второе, готовы вас подождать, но вы обязаны приехать». Абдуллин минуту подумал и ответил: «Ладно, попробую».

В первом отделении играл Владимир Хомяков. Он уже исполнял финальный фрагмент, когда позвонил Абдуллин: «Ирина Александровна, самолет только что приземлился». Я прошу его: «Садитесь в машину, по дороге переодевайтесь в концертный костюм и как приедете – сразу на сцену». Пока он ехал от аэропорта до «Родины», мы задержали антракт минут на сорок.

– Кстати, публика была довольна возможностью подольше пообщаться в красивом фойе. Угощались шампанским, делились впечатлениями.

– А мы тянули время. И вот Абдуллин подходит к нашему модернизированному органу, за которым ни разу не сидел. К нему поспешил Хомяков. Бессловесно, пальцами показал где что включать-переключать… Рубин Кабирович доиграл первое произведение. И вдруг разворачивается на скамеечке к залу, глаза у него удивленные и восторженные, он поднимает большие пальцы обеих рук вверх. Что означало: он в восторге от инструмента, зала и акустики! Этот момент попал в объектив всех фото- и телерепортеров, а его жест стал символом зала «Родина».

 

Передвижной орган отлично перенес поездку в Крым под опекой органиста Владимира Хомякова. Фото: архив Челябинской филармонии.

 

– И много таких ситуаций на грани срыва?

– Форс-мажоров хватает. Приходится иногда побыть психотерапевтом (улыбается). Однажды приехал органист из Польши. Ведущая минут через пять уже должна объявлять его выход, он надевает концертную рубашку и обнаруживает, что на ней не единой пуговицы. Супруга сдавала ее в химчистку, там пуговицы обрезали, а пришить она забыла. Музыкант в шоке, зовет меня: «Что делать?». Успокаиваю его, беру иголку с ниткой и начинаю прямо на нем сшивать через петли обе полы рубахи.

Вспомнила про примету – когда на себе зашиваешь, чтобы память «не зашить», надо зажать в зубах нитку. Так с ниткой в зубах он ждал окончания процесса. Повели его на сцену и предупредили: руками сильно не махать, чтобы шов не разошелся. Концерт прошел «на ура».

Как-то один гастролер вбегает ко мне в кабинет взволнованный: «Что делать? Брюки сзади по шву расползлись. Как я сяду за орган!». В глазах растерянность. «Снимайте, – распорядилась я, – будем зашивать». Сидит он у меня в кабинете без брюк, а я их суровой ниткой зашиваю. Дня через три после его отъезда получаю СМС: «Ирина Александровна, спасибо, зашили намертво, ношу до сих пор»…

 

Автор: Лидия Садчикова

 

Ирина Александровна Андреева, директор зала органной и камерной музыки «Родина», родилась в Челябинске. Профессиональный музыкант, выпускница Челябинского музыкального училища, Санкт-Петербургской государственной академии культуры и искусств. Преподавала и была директором Челябинской детской хоровой школы «Мечта». С 2004 года работает в Челябинской государственной филармонии. Заслуженный работник культуры РФ. Награждена знаком отличия Министерства культуры РФ «За достижения в культуре». Обладатель городской общественной премии «Золотая лира» в номинации «Лучший руководитель учреждения культуры» – за огромный вклад в реконструкцию концертного зала «Родина». Провела большую работу по организации крупных международных фестивалей «Зарубежные органисты», «Джаз на большом органе», «Хоровые ассамблеи», «Фрау Орган», Дни Баха на Южном Урале, «Орган без границ». Популярен у жителей Челябинска и гостей города проект «Авторские экскурсии по органному залу», которые проводит Ирина Андреева.