4, 5 и 25 июня 2021 года в Челябинском Молодежном театре состоится премьера спектакля «Я танцую как дебил» по пьесе рязанского драматурга Игоря Витренко. Этой постановкой Молодежный завершит театральный сезон 2020/2021.

 

В преддверии премьеры нам удалось поговорить с режиссером Иваном Миневцевым о том, как к нему пришла идея поставить спектакль-флекс о свободе самовыражения, связав при этом текст пьесы с танцевальным направлением Vogue. О проблемах взаимоотношений отцов и детей, о конфликте поколений, о боязни принятия решений и инфантильности, о проблеме сохранения человеком внутренней свободы и молодости души.

Предлагаем вашему вниманию вторую часть беседы.

 

Часть 2

 

– Антон Ремезов на каблуках на афише – это, конечно, огонь! Судя по всему, закрывать театральный сезон Молодежный театр будет драйвово и сногсшибательно. Кстати, Антон устойчиво стоит на каблуках?

 

– Да, устойчиво – oн много репетирует. Что касается афиши, то она цепляет. И расчет на то, что, увидев ее, зритель заинтересуется, возможно, прочитает пьесу, захочет пойти на спектакль и узнать, в чем тут дело.

 

Афиша спектакля «Я танцую как дебил» Челябинского Молодежного театра

 

– Один из подписчиков сообщества «Прогрессивная театральная общественность» Богдан Флягин недавно прокомментировал анонс к спектаклю следующим образом: «В конъюнктуре сегодняшнего дня Vogue – это достаточно смелая тема для спектакля». Не находите, что для сурового Челябинска, действительно, Vogue очень смелый ход?

 

– В спектакле нет и намека на гомосексуальность. Я не хочу на этом делать упор. Тема гомосексуальности меня не волнует в этом материале, ее нет внутри пьесы. Меня волнует фриковатость главного героя. Он фрик, он странный. Если внимательно прочитать пьесу, можно понять, что он вполне себе пользуется популярностью у девушек. Именно из-за этой фриковатости, этой странности девушки обращают на него внимание. Потому что он другой, он прикольный, раскрепощенный. И пьеса, и спектакль об этом.

 

Антон Ремезов и Юлия Миневцева. Репетиции спектакля «Я танцую как дебил» в Челябинском Молодежном театре. Фото: Игорь Шутов

 

– Сложно ли артистам и Антону, в частности, даются танцевальные репетиции? Ведь на их плечи свалилась большая физическая нагрузка.

 

– Да, сложно. Они долго привыкали к движениям Vogue. И Антону досталась самая большая нагрузка. Это очень серьезный труд! Артисты занимаются танцами каждый день и не по часу: длительный процесс привыкания, запоминания рисунка танца.

 

 

 

– В спектакле будет один или несколько составов?

– В спектакле один актерский состав.

 

– Среди друзей и знакомых Ивана Миневцева много Толиков? Людей, которые (ваши слова) «не чувствуют себя в своем возрасте. Даже взрослея, они хотят оставаться собой»?

 

Антон Ремезов. Читка пьесы «Я танцую как дебил» в Челябинском Молодежном театре. Фото: Игорь Шутов

 

– Да, мне кажется, много. Все мы немного Толики. Я лично не хочу взрослеть. Молодость души для меня очень важна – это подпитка для творчества и режиссерской работы. Все мы получаем энергию от окружающего нас мира, новые эмоции, новый заряд, и если становиться уж очень серьезным, то мне кажется, родничок перекроется. Лично я боюсь неинтересной, скучной, шаблонной жизни. Считаю, что всегда нужно поддерживать связь с детством, возможно, с какой-то ребячьей глупостью; не бояться быть порой бесшабашным и совершать какие-то не совсем взрослые поступки. Нельзя художнику становиться скучным!

 

– Можно ли утверждать, что сама жизнь подталкивает вас на создание этого спектакля, раз среди ваших знакомых встречаются Толики?

 

– Театр – это всегда выжимка жизни. В каждом художнике есть немного от Толика. Я сам иногда не боюсь показаться глупым и смешным. Мне кажется, это нормально для художника: не бояться быть собой, не бояться выделяться из толпы, быть открытым миру. Это разговор в первую очередь о таланте. А проявление любого таланта – это степень открытости. Вот что важно!

 

– В пьесе целый клубок проблем: наряду с проблемами взаимоотношений отцов и детей, вечного непонимания и конфликта поколений, боязни принятия решений и инфантильности, поиска личного счастья рассматривается проблема сохранения человеком внутренней свободы и молодости души. Какая из перечисленных проблем, на ваш взгляд, является ключевой?

 

– У Игоря Витренко очень многослойный текст! И вы правильно заметили: здесь совокупность проблем, но, знаете, разбирать пьесу на мелкие кусочки мне бы не хотелось. Мы не можем сказать: «Эта пьеса о том, как человек находит счастье». Если мы это говорим, значит мы недальновидны; значит, нам не нужно заниматься театром.

 

В большей степени меня волнует ощущение какой-то несвободы. Перечитывая пьесу, я вижу, как главный герой стремится удержать состояние свободы и молодости души. Ему хочется в этом состоянии остаться чуть-чуть подольше, растянуть удовольствие.

 

Читка пьесы «Я танцую как дебил» в Челябинском Молодежном театре. Фото: Игорь Шутов

 

– В анонсе спектакля приведены ваши слова: «На мой взгляд, пьеса о том, что как такового возраста не существует. В душе человек всегда молод, и наедине с собой он такой, какой он есть». Признайтесь, на какой возраст вы себя ощущаете в данный момент?

 

– Если честно, я себя ощущаю на свой возраст. Я вполне чувствую себя на 33 года. Нет такого, что я моложусь или, наоборот, ощущаю себя стариком, умудренным жизненным опытом. В своем возрасте я чувствую себя комфортно, диссонанса у меня с самим собой нет. Но опять же, мне не хочется становиться старым – вот в чем суть.

 

– Игорь Витренко в интервью на портале «Ревизор.ru» признался, что доверяет режиссеру Ивану Миневцеву: «Знаю, что он немного подсократил текст. И еще предложил мне дописать одну сцену, что я с удовольствием и сделал». Расскажите, чем были обусловлены эти изменения? И что это за сцена? Она кардинально будет менять сюжет?

 

– Это секрет! (смеется) Спектакль будут отличаться от декабрьской читки: в нем по-другому расставлены акценты. И да, пьеса сокращена. Это пока все, что я могу сказать.

 

– В спектакле останется любовный треугольник «отец – сын – Ксюша»?

 

– Да, безусловно, он останется! И этот любовный треугольник, собственно, и выйдет на первый план. Понимаете, образ Ксюши в пьесе сложносочиненный. Это не просто девочка, которая влюбилась в Толика… Почему главный герой бегает от девушки к девушке? Потому что возникает стагнация в отношениях, начинается быт, угасает искра, пропадает интерес. И он бежит.

 

А Ксюша – это образ вечной молодости, вечной влюбленности, свежести, молодости, безумной эйфории. Что он и ищет в личных отношениях, что он и ищет в танце.

 

Читка пьесы «Я танцую как дебил» в Челябинском Молодежном театре. Фото: Игорь Шутов

 

Месяц назад мы разбирали эту историю и поняли, какая чеховская тема раскрыта в пьесе! Главному герою скучно, и он хочет что-то разбить.

 

Получается такая «Та-ра-ра-бумбия, сижу на тумбе я». И танец для Толика – это способ выражения чувств, эмоций.

 

Чеховские герои мучились оттого, что они не знали, что им делать. А Толик знает – он находит себя в танце. Но странное дело: никому он в этом танце не нужен. И откровенно говоря, никто от него никакого танца не ждет. Никто от него не ждет, что он будет самим собой. Напротив, от него ждут, что он будет таким, как все. Удивительное дело!

 

– В спектакле будет открытый финал?

 

– Нет, в спектакле будет вполне понятный, однозначный финал. И моя позиция тоже будет однозначной. Она очень простая: нужно быть самим собой.

 

Режиссер Иван Миневцев. Фото: Игорь Шутов

 

 

Беседовала Светлана Демцура