В Историческом музее сейчас проходит уникальная выставка «Русское бедное» в рамках фестиваля современного искусства «Дебаркадер». Сама выставка приехала к нам из Перми и представляет срез российского искусства в тяжелые времена, когда перестройка и новое время не сулили ничего хорошего, кроме бедности.

Считаю ли я, что гастроли выставки «Русское бедное» по российским городам – это не та программа, которая была задумала основателем пермского музея современного искусства ПЕРММ Сегреем Гордеевым? Скорее да, чем нет. Гордеев хотел, чтобы на эту выставку приезжали в Пермь, в рамках решения задачи децентрализации России. А плохо ли, увидеть эту выставку в Челябинске? Скорее нет, чем да. Конечно неплохо, учитывая, что из выставочных проектов в Челябинске львиную долю материала составляет графика Пабло Пикассо.

 

«Русское бедное» можно посмотреть только затем, чтобы увидеть вживую работы Осмоловского, больше известного сейчас даже как куратора и странного теоретика. Ну и, конечно, затем, чтобы понимать масштаб личности Марата Гельмана, собиравшего эту коллекцию, которая стала основой музея ПЕРММ. Гельман и Гордеев совершили в Перми культурную революцию, отголоски которой слышны до сих пор. Уже после того, как Гельмана уволили с поста директора музея и после того, как прекратилось вливание огромных денежных средств в этот город.

Радостно, что нас «коснулась» Пермь, но странно, что это не местный кураторский проект в рамках собственного фестиваля Дебаркадер. Думаю, что дело, как всегда в бюджете, и это абсолютно нормальная ситуация, когда все пытаются уложиться в рамки. В прошлом году с галереей Попова смогли договориться и привезли восточно-европейское искусство, а в этом году с другой галереей договориться не смогли, а может и не стали.

 

За последние пять лет это вторая привозная выставка современного искусства в Челябинске, которую пропустить никак нельзя. Первая была в Александровском зале музея искусств, которую привезла, можно сказать, компания Новотек. С Мамышевым-Монро и с «Синими носами», с прекрасным наполнением и послевкусием, специально изданной газетой. В прошлом году на Дебаркадере были чудесные венгерские художники и вот теперь Пермь – город, крепко ассоциирующийся с современным искусством, откуда привезли нам изогнутые Гутовым железяки, перебивающие теперь в моем сознании кадры с его оранжевой спортивной толстовкой.

На фоне любви широкой и необъятной российского народа к великому испанско-французскому художнику существует и параллельная, более тесная реальность, где присутствуют битые бутылки и резиновые шины – настоящее советское наследие. Все, что так по-взрослому собирал Марат Гельман, а благодаря чему в качестве интервента захватывал умы пермских зрителей.

 

Автор: Марина Денкевич