4, 5 и 25 июня 2021 года в Челябинском Молодежном театре состоится премьера спектакля «Я танцую как дебил» по пьесе рязанского драматурга Игоря Витренко. Этой постановкой Молодежный завершит театральный сезон 2020/2021.

В преддверии премьеры нам удалось поговорить с режиссером Иваном Миневцевым о том, как к нему пришла идея поставить спектакль-флекс о свободе самовыражения, связав при этом текст пьесы с танцевальным направлением Vogue. О проблемах взаимоотношений отцов и детей, о конфликте поколений, о боязни принятия решений и инфантильности, о проблеме сохранения человеком внутренней свободы и молодости души.

Предлагаем вашему вниманию первую часть беседы.

 

Часть 1

 

– Иван Сергеевич, судя по всему, вы отслеживаете и читаете пьесы, представленные на фестивале молодой драматургии «Любимовка». Держите руку на пульсе, так сказать. Чем обусловлен выбор именно этой пьесы? Чем вас зацепил текст Игоря Витренко? И должен ли современный режиссер отслеживать новинки современной драматургии?

 

– Да, безусловно! Я считаю, что современный режиссер должен следить за тенденциями в драматургии. И я сам постоянно читаю, перечитываю современные пьесы. И не только те, что представлены на «Любимовке», – я читаю материалы разных драматургических конкурсов.

А пьеса Игоря Витренко «Я танцую как дебил» мне стала интересна тем, что в ней увидел и придумал я сам. Я делаю эту историю про субкультуру, про личность человека, про жизнь и современность в том виде, в каком она окружает нас. Хочу показать, насколько этот мир разнообразен, многолик, наполнен вещами, которые существуют параллельно, не пересекаясь с нами.

Следует сказать, что я довольно активно погружен в современную культуру, много читаю, слушаю, смотрю… Однажды обнаружил видеозапись, сделанную в Штатах в 80-ых годах. На видео молоденькие афроамериканцы танцуют в стиле, который они сами изобрели и назвали Vogue. Мне это безумно понравилось, я увидел в них невероятную энергию, драйв, жизнь, свободу! И меня поразило то, как эти прикольные, красивые, раскрепощенные люди живут в совершенно страшном мире Америки восьмидесятых: там, где процветает разбой, и там, где опасно выделяться из толпы, проявлять собственную свободу. А они в классе с партами непринужденно, без стеснения двигаются под house, techno. И есть в них искра невероятная! (улыбается) Мне это безумно понравилось! Эти кадры врезались в память. Потом появилась пьеса «Я танцую как дебил». Прочитав ее, я сразу же вспомнил про Vogue. Все сошлось!

Ведь здесь главное – понять, как танцует главный герой. «Как дебил» – это как? (улыбается) И когда я понял, что, оказывается, именно ТАК он танцует, я придумал спектакль! Пришло озарение: Толик двигается не так, как все, – он танцует так, как постыдно танцевать мужчине в современной России.

 

– Спектакли по этой пьесе ставят в Рязанском театре драмы и Национальном театре Карелии. Но первым все-таки окажется Челябинский Молодежный: премьера в Челябинске запланирована на 4 и 5 июня. Сложно ли быть режиссером-первопроходцем?

 

– Нет, не сложно быть режиссером-первопроходцем. Я не знаю, как в Рязани и в Карелии придумали поставить пьесу. Скорее всего, они воспринимают этот материал иначе, по-своему. Я вообще об этом не задумываюсь: первопроходец я или нет. Лично для меня главное – заниматься тем, что действительно нравится, интересно, что сейчас откликается во мне.

 

Режиссер Иван Миневцев

 

А история, описанная в пьесе, однозначно вибрирует и резонирует со мной, она явно вибрирует на одних частотах со временем, с тем, что происходит вокруг. В пьесе есть вечные темы, которые близки многим людям. К примеру, тема взаимоотношений отца и сына. Но она с такой интересной стороны рассмотрена драматургом! Настолько нетипично преломляется и вырисовывается! В пьесе не отец давит на ребенка, а наоборот, сын давит на отца. И это крайне любопытно! В этом хочется копаться. А то, что мы первые, – это же прекрасно, это лишний раз доказывает, что Молодежные театр живой!

 

– Жанр спектакля определен как: «Флекс по пьесе Игоря Витренко». Слово «флекс» происходит от английского flex – «гнуть», «сгибать». Оно обычно употребляется в трех вариациях: обозначение клубных развлечений, танцев и всего, что с этим связано («танец под музыку» или же «раскачка под ритмы музыки»); хвастовство и «понты», попытка произвести впечатление на окружающих модной одеждой, фигурой, внешним видом или историями (в большинстве случаев, выдуманными); смех над человеком или ситуацией, «угар» или прикол.

Поясните тем зрителям, кто не особо знаком с лексиконом тинейджеров, почему именно «флекс»? В каком из перечисленных значений вы используете его?

 

– Как серьезно вы подошли к этому вопросу! (улыбается) Флекс – это жаргонизм. И я его использую во всех перечисленных значениях. Хотя в большей степени флекс для меня и для премьерного спектакля – это танец. Почему флекс? Я так придумал. Ведь в спектакле много танцуют, в нем звучит клубная музыка, чувствуется драйв, есть свобода движений. Поэтому флекс.

 

Репетиции спектакля «Я танцую как дебил» в Челябинском Молодежном театре

 

– И мы плавно подошли к ключевому вопросу: насколько много будет танца в спектакле? Все мы помним декабрьскую читку. Помним, что она сопровождалась танцами. Но главным в читке все же был произносимый текст и взаимоотношения между героями пьесы. Насколько спектакль будет отличаться от читки?

 

– Скажу так: актеры танцуют 70% времени.

 

– Ничего себе!!! А как же текст?

 

– Они танцуют и при этом говорят. Признаюсь, для меня это эксперимент. Я ни разу еще так не делал. Мне нравится, когда создается танцевальная атмосфера и в музыку танца вплетаются диалоги. И это жизнь, это флекс! В спектакле мы видим, как Толик становится супергероем в своем маленьком городке. Таким дурачком, чудаком, фриком для местных горожан. Мы наблюдаем за тем, как он танцует в свое удовольствие, как этот странный танец заканчивается. И возникает пустота…

 

Репетиции спектакля «Я танцую как дебил» в Челябинском Молодежном театре

 

– Иван Сергеевич, а вы не наводили справки, в каких клубах Челябинска танцуют Vogue?

 

– В клубах, как правило, не танцуют Vogue. Организуются специальные Vogue-балы.

 

Екатерина Ebony

 

В Челябинске есть отличный хореограф Екатерина Казанцева, которая занимается Vogue. Ее творческий псевдоним Екатерина Ebony.

Она, пожалуй, лидер в нашем городе в данном танцевальном направлении. Кстати, она известна на всю страну! И нам повезло работать с ней. Я нашел ее специально под этот проект. Ведь для создания такого спектакля необходим человек, способный тесно переплести танец и музыку, соединить эмоции с движениями и пластикой в одно целое.

 

– Согласитесь, название пьесы «Я танцую как дебил» звучит провокационно. По этому поводу уже высказались рязанские СМИ, окрестив текст Игоря Витренко «пьесой с маргинальным названием».

 

 

 

Вы согласны с тем, что название у пьесы «маргинальное»? У вас не возникало желания назвать спектакль как-то по-другому? Или это название, на ваш взгляд, самое подходящее?

 

– Прекрасное название, и у меня не было желания назвать спектакль как-то по-другому. Я очень рад за наши челябинские СМИ, что они не высказались подобным образом. Откровенно говоря, в названии пьесы и спектакля я не вижу ничего маргинального. Слово «дебил» уже давно не употребляется с точки зрения диагноза. Это простое изречение. И в нем нет ничего ужасного.

 

– В пьесе нет упоминания о том, в каком именно стиле танцует герой. Вы выбрали в качестве основы Vogue – направление, которое в современном мире стало неотъемлемой частью house-культуры. Тем самым вы пытаетесь эпатировать зрителя?

 

– Нет! Совершенно нет. У меня нет цели эпатировать публику. В данном случае Vogue – это экстремальный, довольно странный танец для мужчины в России. Очень мало российских мужчин танцуют Vogue, хотя изначально это направление мужчинами создано. Ни в пьесе, ни в спектакле нет ни намека на гомосексуальность – история абсолютно не об этом. Это история о человеке, который получает удовольствие от танца. Вот нравится ему танцевать! (улыбается) И, по всей видимости, он делает это хорошо, талантлив в этом, поскольку становится звездой Интернета – и это мне нравится в пьесе Игоря Витренко.

 

Фрагмент афиши спектакля «Я танцую как дебил» Челябинского Молодежного театра

 

Существует какой-то талант у человека, и ему постоянно тыкают: «Зачем ты танцуешь?! Тебе почти 40 лет, а ума нет. Когда ты уже закончишь заниматься ерундой?». Сын твердит: «Папа, мне за тебя стыдно!». А почему должно быть стыдно за человека, который воодушевленно танцует? Ведь он всего лишь танцует. Почему такая реакция? Он ничего плохого не делает. Он танцует. Ну да, на каблуках. И что такого? В чем проблема? В современном мире часто возникает нетерпимость к людям, которые не похожи на остальных. И в тексте пьесы про эту нетерпимость очень точно, хорошо сказано!

 

Антон Ремезов и Юлия Миневцева. Читка пьесы «Я танцую как дебил» в Челябинском Молодежном театре. Фото: Игорь Шутов

 

 

И отец, и Маша, и сын – все говорят ему одно и то же: «Когда ты уже повзрослеешь?». А главный герой не хочет взрослеть. Спрашивается, почему он обязан взрослеть? Он хочет оставаться молодым. Он никого не ущемляет. Танцует себе и танцует.

 

Беседовала Светлана Демцура