В начале июня 2021 года в Челябинском Молодежном театре состоялась премьера спектакля «Я танцую как дебил» по пьесе рязанского драматурга Игоря Витренко. Мы поговорили с актером Антоном Ремезовым о его новой роли, о взаимоотношении поколений, танцах на каблуках и свободе самовыражения. Предлагаем вашему вниманию вторую часть беседы.

 

– Как вы отнеслись к тому, что весь спектакль предстоит быть на каблуках?

– Я изначально знал, что мне нужно будет танцевать на каблуках. Кстати, это не первая подобная роль! Мне приходилось выходить на сцену Молодежного театра на каблуках в спектакле «Кастинг».

Хоть там каблук был в два раза меньше, я привычен к подобным экспериментам. В принципе, воспринимаю это нормально. Единственное, чего боялся, что будет шпилька. Когда посмотрел на танцовщиков Vogue, на их костюмы и обувь – поразился, ведь они танцуют на 11-12-сантиметровых шпильках! Вот этого я боялся. Но, видимо, Ивану Сергеевичу и театру меня стало чуть-чуть жалко (смеется). Каблук оказался всего 8-9 сантиметров и достаточно устойчивым.

 

– Сложно танцевать на каблуках?

– Да я уже привык! На репетициях обувь практически не снимал. С самого начала и до конца каждой репетиции находился в ней. Но так как со спортом я более или менее дружу (улыбается), на моей спине танцы на каблуках не сильно отразились.

 

– Антон, расскажите, как все начиналось?

– Когда в первый раз прочитал пьесу, я загорелся! Это было в Новогоднюю кампанию. Режиссер Иван Миневцев поделился со мной своими размышлениями: «Есть неплохой текст, по которому хочу сделать читку. Посмотри его!». Я приехал домой, тут же ночью прочитал, не откладывая, и подумал: «А что? Прикольно. Мне нравится!». И мы сделали читку. Затем Иван рассказал о танцевальном направлении Vogue, попросил взглянуть на то, как двигаются танцовщики. Я посмотрел видео и сказал: «Обалденно!». «Так же сможешь?», – последовал вопрос. Я в свою очередь спросил: «А танцевать-то научат?». «Конечно!», – ответил Иван. И я без лишних разговоров согласился.

 

Иван Миневцев. Репетиции спектакля «Я танцую как дебил»

 

– Как проходили репетиции?

– Танцевальных репетиций было много! На первый взгляд может показаться, что Vogue – легкий и элементарный танец. Признаюсь, это не так! Особенно трудно давались движения, когда отдельно задействованы оба полушария: когда правая рука выполняет один танцевальный элемент, а левая – совершенно другой. Ничего подобного я раньше не испытывал и не делал!

Екатерина Казанцева, хореограф спектакля, сделала одну классную вещь для всех нас: она показала много танцевальных элементов и связок к ним на тот случай, если актеры забудут что-то. С помощью этого набора танцевальных элементов можно импровизировать, что мы с удовольствием и делаем! Vogue – это такой танец, где, зная определенную комбинацию универсальных движений, можно незаметно менять рисунок танца. К примеру, в своем сольном номере я иногда импровизирую.

 

– Как работалось с Иваном Миневцевым?

– Это уже мой второй спектакль с Миневцевым, если не считать читок (первая работа – «Мой папа Дед Мороз» – прим. ред.). Мне комфортно работать с ним. Во-первых, он знает, чего хочет, четко понимает, к чему ведет артистов, умеет ставить конкретные задачи. А во-вторых, он говорит на одном языке с актерами, что немаловажно! К тому же он видит и чувствует моменты, когда нужна передышка, когда нужно сделать паузу. Каждому готов помогать, беседовать индивидуально, что-то подсказывать.

Кстати, «Я танцую как дебил» создавался необычно. Это первый спектакль за весь мой театральный опыт, который репетировали прогонами: от самого начала до конца. Обычно мы репетируем сценами, которые потом соединяем между собой воедино. Здесь ситуация была иной. С самой первой репетиции мы шли от начала и до конца, с первого выхода и до финала. Именно так рождался спектакль.

 

– Режиссер Иван Миневцев, характеризуя Толика, говорит: «Такие как Толик – беззащитные люди, я их за это люблю. Посмотрите, какой нежный главный герой».

 

Спектакль «Я танцую как дебил». Фото: Анна Ополихина

 

– Да, Толик предстает перед публикой беззащитным, в какой-то степени нежным, но вовсе не манерным. На репетициях Иван настаивал на том, чтобы я убирал всю манерность, чтобы не было и намека на гомосексуальность, иначе вопрос бы стоял об ориентации персонажа. Ни в пьесе, ни в спектакле тема ЛГБТ не поднимается, ее попросту нет. То есть главный герой – нормальный парень. Да, у него есть странное увлечение, но не более того. Толик любит танцевать на каблуках, именно так он самовыражается, чувствует свободу, кайф. И танцует в большей степени он для себя. Ему ведь без разницы, что на него смотрят, его обсуждают, его снимают на телефоны и выкладывают в Instagram и Tik-Tok, Ему до лампочки чужое мнение. Ему нравится танцевать, поэтому он идет и танцует.

 

Спектакль «Я танцую как дебил». Фото: Юлия Бирюкова

 

– По ходу действия из блестящего комбинезона вы облачаетесь в неприметные брюки и в такой же унылый синий плащ. Когда на вас надевают кроличью шапку, завязывая ее на подбородке, возникает щемящее чувство жалости, ведь перед нами трагическая фигура в с безумно грустными глазами. Как вы сами относитесь к этому переломному моменту в спектакле?

– Финал предрешен. На мой взгляд, переломный момент случается после ухода Ксюши, после той странной встречи с сыном. Главный герой теряет равновесие. Эта эмоциональная встряска выбивает его из колеи. Все его попытки потанцевать проваливаются – у него ничего не выходит. Именно тогда происходит переломный момент: Толик внутренне сломлен, подавлен, потерян. Кроличья шапка, так называемая «формовка» – это символ потери свободы.

 

 

Спектакль «Я танцую как дебил». Фото: Юлия Юхнина

 

– Вам жалко своего героя? Или вы его не жалеете – сам виноват?

– Ну да, сам виноват. Ему же Маша говорила: «Возьми все в свои руки. Делай что-нибудь!», а Толик ничего не хотел менять сам, просто плыл по течению.

 

– Как вы считает, нужно ли выносить такую проблематику на сцену театра, говорить о ней?

– Да, считаю, что это нужно делать, потому как вокруг очень много подобных инфантильных «Толиков». Они не знают, куда «прибиться», куда двигаться по жизни. Об этой проблеме необходимо заявлять громко во всеуслышание.

 

– Что означает скворечник в финале спектакля?

Для всех он означает разное. Но для Толика – это точно не начало новой жизни. Скорее, для него это конец. Конец Толика как звезды Instagram, как свободного, раскрепощенного человека.

 

– Скворечник вызывает у зрителей очень много ассоциаций – и положительных в том числе, потому что это определенный дом для птиц, гнездышко. Скворечник ассоциируется с дачей, которая объединяет три поколения. То есть появление скворечника можно рассматривать и с положительной точки зрения. Но почему-то этой радости в финале не возникает. Особенно если посмотреть в глаза Толика.

Для отца, Димы и Маши сложилось все идеально у них все замечательно. Они получили то, чего хотели. Отец получил нормального сына. Дима получил отца, за которого не стыдно. Маша получила нормального мужика, который может делать шашлыки на даче, который может повесить скворечник, который не занимается сомнительными делами, какими-то «танцульками».

 

 

Спектакль «Я танцую как дебил». Фото: Анна Ополихина

 

У них все отлично! А для Толика произошла большая трагедия: он потерял свободу. Его сковали скрепами, рамками, обязательствами. Образно выражаясь, «заколотили», «забили». Он уже не вспорхнет, не расправит крылья, больше не наденет серебристый блестящий костюм. И сцена, когда прибивают крышку скворечника, символизирует момент заколачивания крышки гроба, в котором похоронены мечты главного героя.

 

– Идея со скворечником принадлежит режиссеру?

– Насколько я помню, идея со скворечником родилась в курилке. Все гениальные мысли приходят в курилке, так повелось (улыбается) Мы сидели обсуждали спектакль. Помню, кто-то сказал: «Прикольно, если мы в финальной сцене что-то дадим в руки Толику». А что? Стали накидывать варианты. Вилы? Лопата? Мангал? Что может быть на даче? Перечисляли-перечисляли. И Юля Миневцева предложила скворечник. Зацепились за эту идею. В пьесе, признаться, скворечника нет, но в финальную сцену он довольно органично вписался.

 

 

Спектакль «Я танцую как дебил». Фото: Анна Ополихина

 

А проектор в скворечник решила поместить Варвара Иваник, художник спектакля. Видео из скворечника – это как Messenge, послание, показывающее, что история Толика не оторвана от жизни; что подобные случаи встречаются и происходят совсем рядом. И будут происходить. Только в других квартирах, с другими мамами, папами, детьми.

 

– Антон, если вам пришлось выбирать, что бы вы выбрали: помпезную, яркую, глянцевую жизнь или тихую семейную жизнь с шашлыками на даче?

– Я бы выбрал второй вариант. И хотя мне нравится яркая жизнь, но за ней, как мне кажется, стоит одиночество. Когда ты никому не нужен, когда не с кем поговорить, разделить эмоции и переживания. Рано или поздно мишура, глянец уходят. Сегодня ты звезда Instagram, купаешься в славе, а завтра тебя уже забыли. Как только ты, грубо говоря, выпал из обоймы, тебя уже не вспомнят, потому что приходят другие – более эпатажные, интересные. И если у тебя за плечами нет семейного очага, любимой женщины, детей, то как быть счастливым? Ну, да, есть дорогая машина, красивый большой дом. Но он пустой. Лично для меня счастье заключается не в глянцевой, яркой жизни. Любимая жена и дети – главные составляющие моего счастья.

 

 

Антон Ремезов со своей семьей. Фото из личного архива

 

– Поговорим про хобби. У вашего персонажа помимо танцев есть еще необычное увлечение – Толик клеит модели машинок. Ваши друзья или вы сами лично увлекались чем-то подобным?

– Среди моих знакомых есть парень, который любит собирать пазлы. Лично я в детстве собирал марки, до сих пор их храню. Сколько лет уже прошло, а они все лежат и выкинуть жалко!

 

– Продолжаете коллекционировать?

– Нет, забросил это дело. Кстати, совсем недавно я купил сыновьям игру «Дженга», где нужно строить башни из деревянных брусков, и время от времени сам «залипаю» в нее. Прямо конкретно «залипаю»!

 

– В одном из интервью вы говорили, что увлекаетесь фотографией. Продолжаете этим заниматься?

– Да, потихоньку продолжаю. Мне нравится! Когда есть свободное время, я всегда стараюсь фотографировать, обрабатывать и редактировать снимки.

 

 

Антон Ремезов. Фото из личного архива

 

– Остался всего лишь один показ спектакля «Я танцую как дебил» в театральном сезоне 2020/2021. Затем вы уходите в отпуск. Будете ли дома или на пляже повторять танцевальные движения?

– Нет!!! (хохочет) Танцевать во время отпуска я вряд ли буду! Мне кажется, тем и хороши спектакли малой формы, что в них занято небольшое количество актеров. Нас всего восемь человек. Гораздо легче сохранить спектакль, находясь в тесном контакте друг с другом. Думаю, что отпуск не сильно отразится на постановке. Уже в августе мы вернемся в театр. Будут танцевальные репетиции, прогоны, и мы все вспомним.

 

Светлана Демцура