Челябинский Молодежный театр неразрывно связан с именем Ольги Васильевны Теляковой. Своему единственному и горячо любимому театру она сохраняет верность уже более 40 лет.

Сильная личность, неординарная и яркая актриса, прекрасный и ответственный человек. Предлагаем вашему вниманию большое интервью с Ольгой Васильевной о театре, режиссерах, спектаклях и любимых ролях.

 

– Каким должен быть успешный театр?

– Я считаю, театр должен быть живым, настоящим. Если он будет таковым, зритель почувствует это, обязательно придет, полюбит и уже не сможет существовать вдали. Проверено неоднократно. Как только в театре начинает кипеть жизнь, появляются интересные спектакли, зрители моментально реагируют. Такие события сразу же становятся общественно известными, желанными. Бывало, рождался спектакль, вызывающий неимоверный ажиотаж (целое явление!), и зрители в окна лезли, пытаясь проникнуть в зал, потому что не было билетов. Здание театра даже оцепляла милиция. Люди неслись, бежали сломя голову, хотели увидеть постановку.

 

Спектакль Тенгиза Махарадзе «Золушка» (1989). Золушка – Ольга Телякова, Фея – Маргарита Пермякова

 

Нужно ставить живые спектакли. Это самый главный показатель успеха любого театра. Это важно для всех: режиссеров, актеров, зрителей.

 

– В одном из интервью вы сказали:

«Видимо, звездам было так угодно, чтобы я встретилась с Махарадзе и осталась в его театре на всю жизнь. Здесь была прекрасная, здоровая, творческая атмосфера. Мне нравилось все, что делалось. Я сразу почувствовала, что это мой театр».

Расскажите, вы и сегодня чувствуете, что это ваш театр?

– Безусловно, это мой театр. Возникла любовь искренняя, глубокая. И тогда, и сегодня я ощущала – ощущаю – это. Пришла я сюда именно по этой причине – по любви. Хотя у меня были предложения из других городов, неплохие варианты; слава Богу, я могла выбирать.

Но я отдала свое сердце ТЮЗу… Потому как именно здесь царила невероятная атмосфера! Махарадзе находился в самом рассвете сил, на взлете: красавец, интеллигентный, интересный, талантливый!

 

Тенгиз Александрович Махарадзе

 

Здесь кипела жизнь, в труппе было очень много молодежи. В театре царила сумасшедшая энергетика! И конкуренция была неимоверная. Мощные, сильные актеры боролись за каждую роль, за каждый спектакль, и я отчетливо понимала, что мне нужно завоевывать место под солнцем. Поэтому я и начала с подачи творческих заявок. Я понимала, что если буду сидеть и сама о себе не заявлю, то долго буду ждать, когда же мне что-нибудь предложат, в итоге останусь просто без ролей… Поэтому я сразу отсмотрела репертуар, выбрала для себя интересные роли, подала заявки, начала их самостоятельно готовить. Без наставников и чьей-либо помощи. Все заявки в то время отсматривал худсовет и выносил вердикт: одобрить артиста на роль или нет. Именно поэтому нужно было уметь проявлять смелость, инициативу и заявлять о себе.

 

Конечно, бывало, кому-то из «новичков» крупно везло. Бывало, что сразу давали одну роль, затем – другую, дебют за дебютом. Нет, я не могу сказать, что я была совсем не на виду, в тени. Я уже тогда имела опыт работы на телевидении, и в театре драмы работала, и в ТЮЗе я студенткой начинала. Но когда я пришла в театр, пришлось начинать все с нуля, все заново. Ты – никто и звать тебя никак. Пришлось «пробивать себе дорогу». До сих пор помню, как я тряслась, когда играла второго котенка, когда пела: «Тетя, тетя Кошка, выгляни в окошко!». Волнение, трепет. Это же моя первая роль!

 

А потом все закрутилось, завертелось, понеслось. Заметил один режиссер, второй… Но каждый раз приходилось доказывать, что ты – лучший. Как в спорте. Поэтому я всегда говорю, что мне спорт очень много дал, он помогал и до сих пор помогает в жизни.

 

Когда ты попадаешь в ситуацию состязания, соперничества, конкуренции, происходит выброс адреналина. Нужно доказать всем миру и, прежде всего, самому себе, что ты сможешь это сделать, что тебе эта роль по силам. И ты имеешь право это сыграть. А если ты «в дубле», то обязательно хочешь сделать лучше, интереснее. Доказать свою состоятельность режиссеру, себе, а потом – зрителям. И это прекрасно! На этом строится театр.

 

Ты постоянно в тонусе. Расслабляться некогда. Отыграл удачно спектакль – все получилось. Возникает сиюминутное, сиюсекундное счастье. Но оно мгновенно. Ведь завтра начинается следующая работа. И ты опять хватаешься за голову: «Как это сделать?! Что тут можно придумать? Как к этому подступиться?». Снова новый мир, незнакомая планета, неизведанный космос. И опять волнение: «Что там дальше будет? Случится или не случится?». В этом вся и прелесть профессии актрисы.

 

– В середине января 2021 года вышло интервью «ТЮЗа больше нет» главного режиссера театра Ивана Миневцева. Не жалеете, что ТЮЗа, действительно, больше нет?

 

 

– В творческом плане я не жалею. Это определенный этап в жизни театра.

Единственное, мне обидно за актеров. Испытываю досаду, что актеры потеряли свои льготы и право на досрочную пенсию творческим работникам. Артисты наши, простите, финансово неизбалованные. Поэтому потеря статуса ТЮЗа ударила по ним в первую очередь. Что ж… Надо идти дальше, прошлое не изменить. Нужно хранить все самое хорошее, живое, настоящее, что было. И с этим грузом прекрасного и с пониманием, что происходило не так, двигаться дальше.

 

А в театре всякое бывает, поверьте мне. Случаются кризисные моменты. И это нормально. Театр то взлетает, то падает, застопоривается, пробуксовывает. И снова нужна новая кровь, новая энергия, новая волна, новый кислород. Жизнь идет дальше. И вместе с ней нужно идти вперед, не жалея ни о чем.

 

Кстати, это сильно схоже с судьбами любимых, дорогих сердцу спектаклей… Рано или поздно их списывают.

 

Они прекрасны, они чудесны, они связаны с теплыми и трогательными моментами, но с ними нужно расставаться. Каждому спектаклю предопределены жизненные периоды. Рождение – становление – взлет – угасание.

 

Театр – это же маленькая планета, модель нашего земного шара, нашего бытия. И в театре происходит все, как в жизни.

 

– Многие утверждают, что театр – это магия, волшебство… Ольга Васильевна, признайтесь, кто, по-вашему, самый главный театральный волшебник?

– Для меня в театре важен режиссер. Я говорю с точки зрения актрисы. Он – заводила, маг и, действительно, волшебник… Он – дирижер, благодаря которому звучит весь оркестр, рождается музыка спектакля. Именно он запускает, закручивает весь механизм.

 

Поэтому чем интереснее режиссер, чем интереснее он предлагает проекты, тем сильнее магия. И что самое притягательное, ты никогда не знаешь, во что это выльется. Как бы ты ни планировал, выйдет все равно что-то иное, непредсказуемое. Режиссер предложит одно, актер добавит второе, музыканты – третье, художники – четвертое… И в этом вся прелесть: когда идеи наслаиваются друг на друга, переплетаются, вживаются, бурлят. В этом и заключается настоящее чудо театра.

 

Ольга Телякова в спектакле «Жанна д’Арк на костре». Фото: А. Гольянов

 

– В марте 2021 года вы впервые вышли на сцену в роли Фреи в премьерном спектакле «Трованты». Не секрет, что вы к.м.с. по спортивной гимнастике, любите танцы и занимались ими профессионально. Расскажите, пожалуйста, об этом пластическом спектакле по мотивам скандинавских легенд о живых камнях.

– «Трованты» – это тоже магия и волшебство! Какое эстетическое наслаждение наблюдать за совершенством человеческого тела! И потом, это так сексуально, так манко, так жизнеутверждающе!

 

Два года назад у нас уже был первый прогон… И я смогла взглянуть на эту историю со стороны. Признаюсь, дух перехватило! Сейчас эмоции немного поутихли… но я до сих пор вспоминаю свое первое впечатление от увиденного. Поэтому я отлично понимаю зрителей, когда они впервые соприкасаются с этой легендой и их переполняет чувство восторга и неожиданной радости от прекрасного.

 

Участвовать в «Тровантах» безумно интересно! В Молодежном театре давненько не было таких постановок. Когда-то очень-очень давно случались пластические эксперименты. Мне эти вещи, как человеку из спорта, всегда безумно нравились! И я счастлива появлению в репертуаре такого красивого спектакля.

 

– Как вы считаете, работа в театре и в подобных пластических экспериментах – это эликсир вечной молодости?

– Театр в целом – эликсир молодости! Если ты востребован, если ты погружен в работу, то театр придает тебе силы, энергию и делает молодым. Потому что это держит в колоссальном тонусе, подстегивает, не позволяет расслабиться. Мало того, ты еще и обязан соответствовать предъявляемым требованиям.

 

Мое убеждение и внутренняя актерская установка – я должна владеть своей профессией. Вокал, тело, внешний вид, внутренняя готовность, музыкальность, умение видеть, слышать, реагировать. Все должно быть на высоте. Это требовательность к себе, которая не дает успокоиться!

 

– Каковы источники ваших внутренних сил?

– Жизнь. Конечно, жизнь! В ней столько всего происходило, происходит и, надеюсь, будет происходить… Тем более, профессия актрисы подталкивает на то, чтобы подмечать мелочи, оценивать и переоценивать многие вещи, познавать, вдохновляться событиями и людьми, которые вокруг, делиться эмоциями. Именно жизнь дает мне силы и вдохновение, именно она заставляет двигаться дальше.

 

– Как-то вы сказали:

«Музыку я очень люблю, и самую разнообразную, начиная с классики, потому что погружена была в нее с раннего детства (сама играла на фортепиано). Так что мое главное хобби – это, наверное, пение. С детства. Пою, когда с пылесосом хожу, посуду мою. У меня в такие моменты рождаются даже какие-то музыкальные номера».

До сих пор вы неравнодушны к музыке?

– До сих пор! Это гены. Как пела мама! Как поет сестра!

 

Моя мамочка была потрясающей запевалой. На праздники, когда приходили гости, она была в центре внимания: пела и танцевала лучше всех! А сестра… Оперный театр по ней до сих пор плачет! Я вся в них.

 

Хорошо помню тот момент, когда я впервые увидела у подруги пианино. И как только нажала первые клавиши, я поняла, что музыка – это мое, я безумно хочу заниматься музыкой. Я влюбилась бесповоротно! Я пришла к маме и сказала: «Я хочу пианино». Мама ответила: «Так где же его взять? Где деньги достать?».

 

Полгода я чертила на листочке клавиши (тогда я уже поступила в музыкальную школу), домашнее задание готовила на нарисованных клавишах! Причем родители наблюдали за этим «безобразием», и все ждали, когда же мне надоест. А я упорно занималась. Проявляла характер. И им пришлось смириться. Они заняли бешеные деньги и в течение нескольких лет выплачивали долги. Мы заказали инструмент, его везли чуть ли не из Омска… Тогда невозможно было ничего достать!

 

Мои родители – уникальные люди! Другие бы сказали: «Нет денег. И все! Никакого инструмента не будет! Переживешь! Отболит и забудешь». Они же, напротив, меня баловали.

 

И я стала учиться играть. Постепенно освоила инструмент, стала подбирать песенки, петь их. А голос у меня всегда был сильный! Помню, у подъезда даже собирались зрители меня послушать. О родителях могу говорить бесконечно…

 

Кстати! Однажды, я увидела фигурные коньки и сказала папе: «Хочу!». Купить коньки в те времена можно было только на барахолке. Мы поехали на ЧМЗ. Мороз стоял жуткий (30 градусов)!

 

Папа сначала меня учил кататься на «снегурках» (на валенки прикручивались полозья). Я на «Спартаке» родилась. Там как раз была небольшая горка, которая вела прямо к кинотеатру «Спартак». От моего дома можно было прекрасно по ней катиться.

 

Естественно, когда я увидела фигурные белоснежные коньки, я тут же захотела научиться кататься на них. Мы поехали на базар, но никаких коньков не нашли. Я попросила папу на следующий день вернуться на барахолку. Ездили несколько раз. Наконец, увидели коньки! Но они были старыми, драными, обшарпанными, коричневого цвета – в них не одно поколение выросло. Притом они мне были впритык. Моя нога росла быстро, и пришлось поджимать пальцы. Через боль ходила кататься. Даже помню, как домой с катка возвращалась на четвереньках, потому что не могла нормально идти. Ноги болели, замерзали, немели, но я, тем не менее, довольная и счастливая была.

 

– Вот это упорство! Оно вам помогает в жизни? Или, наоборот, мешает?

– Ну, наверное, больше помогает. Мне мешает излишняя ответственность. Иногда приходится себя одергивать…

 

Выпуск № 1(95) 2019 г. «Петербургского театрального журнала»

 

– В 2019 году театральный критик, эксперт национальной театральной премии и фестиваля «Золотая Маска» Владимир Спешков в выпуске «Петербургского театрального журнала» опубликовал портрет «Голос вне хора. Об актрисе Челябинского Молодежного театра», посвященный лично вам. В этом портрете он привел слова Риммы Андрияновны Дышаленковой:

«Нет равных голосу Ольги Теляковой по хрустальной чистоте и звонкости, умению, подобно лучу света, пронзать зрительный зал, мистической силе, пленявшей не только зрителей, но даже голубей, обитавших тогда под крышей старого театра (бывшего Народного дома) на челябинской площади Революции. К другим актерским голосам птицы были вполне равнодушны, а вот во время монологов Ольги Теляковой – маркизы де Сад из пьесы Юкио Мисимы – норовили слететь к ней на сцену…».

 

Ольга Телякова в спектакле «Маркиза де Сад». Фото: А. Гольянов

 

– Голос – это выражение актерской энергетики. У актера голос – один из основных профессиональных инструментов. Это твоя душа, это твое наполнение, то, с чем ты выходишь на сцену. Голос – это продолжение всего, что есть в тебе.

 

И какое счастье, что у меня есть еще сольные программы с Челябинским симфоническим оркестром, где я имею возможность петь! В декабре 2020 года была премьера «Песни военных лет» с Адиком Абдурахмановым. И я так рада, что меня приглашают! А с оркестром «Малахит» я дружу много лет – сколько интересных программ было спето!

 

Я так счастлива находиться рядом с оркестром, рядом с профессиональными певцами! Атмосфера фантастическая! Одна мысль о том, что я – единственный такой «самодеятельный товарищ», вызывает чувство ответственности и желание «не ударить в грязь лицом». Но пение я безумно люблю! Я музыкальный человек! И с огромным удовольствием репетирую, готовлюсь, настраиваюсь. Приходится дома долго разбирать и прорабатывать каждую композицию, каждую песню.

 

Песня для меня – это мини-спектакль, имеющий свое начало, развитие, кульминацию и финал. Волнение при исполнении песни еще больше. И не только потому, что нельзя забыть текст. Главное, нужно за пять минут успеть рассказать целую историю посредством нот, голоса, интонаций, ничего не упустив при этом.

 

– Расскажите про музыкально-литературную композицию по сказке Э. Гофмана «Щелкунчик и мышиный король», где вы также выступаете с Челябинским симфоническим оркестром.

– О, Щелкунчик! Это моя любовь! Дело в том, что до того я играла в «Снежной королеве». Адик Абдурахманов пригласил меня как читающую актрису. Помимо меня в постановке были задействованы артисты песочного театра и музыканты, играющие на скрипке, пианино и виолончели. После «Снежной королевы» Адик предложил поучаствовать в музыкально-литературной композиции «Щелкунчик».

 

Ольга Телякова в музыкальном спектакле «Щелкунчик и Мышиный король»

 

Я тут же согласилась, не раздумывая! Ведь с «Щелкунчика» для меня начался театр. Лет в пять я увидела эту сказку в театре и влюбилась в нее навсегда! Сразу нахлынули детские воспоминания, переживания…

 

Какие-то вещи закольцовываются в нашей жизни. Все неслучайно! Я вновь окунулась в это волшебство. Симфонический оркестр просто божественен! Адик чудесен! Все безумно талантливые! Когда ты купаешься в этой атмосфере, мне кажется, ты сам становишься лучше, ты растешь на глазах и не имеешь права сфальшивить, не соответствовать. Прямо крылья вырастают за спиной!

 

– Вспомним еще одно ваше интервью:

«Я счастливая актриса – у меня богатая творческая биография. Бывает, складывается по-другому. Если нет работы, я ее найду. Я сразу поняла, что не хочу быть заложницей амплуа. И доказывала это. Потому что режиссеры смотрят в первую очередь на фактуру. Я стерла все рамки и ограничения. Непросто было. Сейчас молодым артистам сразу дают шанс показать себя. У нас такого не было. Мы проходили джунгли, дедовщину. Все было сурово».

В каких ролях вам комфортнее всего? Или вы готовы на самые сногсшибательные эксперименты?

 

Ольга Телякова (Илья Ильич) в спектакле «Артист миманса». Фото: Б. Каулин

 

– Я готова на любые сногсшибательные эксперименты, лишь бы был талантливый режиссер. На данный момент, для меня это самое главное. Лишь бы на площадке был он – гений и Бог. За ним пойду куда угодно.

 

А по поводу ролей… Это проявление характера. Я всегда хотела доказывать, что могу многое.

 

Да, я – счастливая актриса, потому что в театр приезжали и приезжает столько интересных режиссеров! И я благодарна судьбе, что они меня выбирают, замечают, позволяют реализовываться.

 

Да, мне хочется разноплановости. Но какой актрисе этого не хочется?!

 

Вот спектакль «Валентинов день». Я прекрасно понимаю, насколько роль Катьки интереснее выписана. Алкоголичка, деградирующая личность… Но какая у нее богатая палитра!

 

Спектакль «Валентинов день». Фото: И. Шутов

 

Недаром же говорят, что отрицательные роли самые благодатные для актера. Есть где развернуться. А положительных персонажей играть сложнее. Но тем мне и дороже Валентина. Ведь сыграть эту женщину непросто.

 

– А как вам работалось с Тимуром Насировым?

– Работалось великолепно! Это просто сказка! Мне везет с режиссерами, причем они все очень разные, но такие талантливые! Тимур Насиров – настоящий волшебник. И репетиции с ним – любовь моя. Я всегда ждала, летела на них!

 

– Расскажите о спектакле-долгожителе «На балу удачи» и о своей Эдит Пиаф. Хотелось бы вам сыграть роль такого же масштаба, как в спектакле «На балу удачи»?

 

Ольга Телякова (Эдит Пиаф) в спектакле «На балу удачи». Фото: А. Гольянов

 

– Раз спектакль идет столько лет, значит, он востребован. И эта роль любима зрителями. Почти 20 лет в репертуаре! И он идет не только потому, что этого хочу я, а прежде всего потому, что этого хочет зритель. Публика раскупает билеты, с завидной регулярностью мы собираем аншлаги. Лично для меня это настоящее актерское счастье! Конечно, роль Эдит стала уже родной и близкой, важной.

 

Безусловно, мне хотелось бы сыграть роль такого же масштаба, как в спектакле «На балу удачи»! Но здесь возникают вопросы: какую личность предстоит играть и какой режиссер будет ставить? Я всегда говорю: «Можно на что угодно пойти, если будет талантливый режиссер, который загорится и заразит своей идеей актеров».

 

– Работа в Молодежном театре имеет свою специфику. Утром играешь, допустим, Листвянушку из «Лесных сказок» или Камиль из спектакля «Колыбельная Марселя Марсо», а вечером – Марью Ивановну Гриневу из «Капитанской дочки» или Валентину из спектакля «Валентинов день». Сложно ли переключаться с одних ролей на другие?

 

Ольга Телякова в спектакле «Лесные сказки». Фото: И. Шутов

 

– Здесь дело не в сложности. Дело в том, что к каждому спектаклю я готовлюсь тщательно, индивидуально. Я к каждой роли, к каждому показу подхожу ответственно. И «домашнее актерское задание» для меня не просто слова. Может быть, кто-то отнесется к этому с недоверием, но для меня это действительно так. Я готовлюсь к каждому спектаклю скрупулезно. И к спектаклю с маркировкой «6+» и к спектаклям «18+». Идет соответствующий настрой. Поэтому удается переключаться с одной роли на другую.

 

Единственное, я не люблю, когда все впопыхах. Мне обязательно нужно почувствовать атмосферу, погрузиться в текст – тогда на сцену я выхожу уверенно. Меня так учили мои прекрасные педагоги. И я им благодарна за это!

 

Беседовала Светлана Демцура