Прекрасно, что существуют традиции. Именно они связывают людей, временные отрезки, события, эмоциональные переживания, памятные моменты. Хорошо, что традиции соблюдаются, хранятся, передаются от «стареньких» к «новеньким», бывают совершенно разными, но одинаково важными, так как помогают почувствовать единение. Хорошо, что в магазине, где работает Толя с Валей и Ксюшей, есть традиция организовывать «поход в кино» с новичками. Замечательно, что в Молодежном театре есть традиция организовывать предновогоднюю читку! Обе эти традиции создают благодатную почву для более близкого знакомства (с Ксюшей, с Толиком, с текстом пьесы, с драматургом, режиссером, актерами), дают толчок для развития отношений между людьми (между героями пьесы, между драматургом и зрителями), генерируют энергию, зарядившись которой хочется перечитать материал, пересмотреть видео фестиваля «Любимовка», видео со страницы Instagram Молодежного театра, включить музыку и просто танцевать.

 

 

Кстати, о танце! Танец как игла пронизывает текст пьесы Игоря Витренко, сопровождает главного тридцатидевятилетнего героя, вносит динамику, драйв, позволяет почувствовать дыхание и ритм времени. Благодаря танцу закручивается сюжет, с разных сторон вырисовывается психологический портрет Толика, показывается, что в душе человек всегда молод, что для танца (и для многих других вещей) нет возрастных ограничений. Танец, по своей сути, оказывается актом сопротивления, протеста против возрастной иерархии, против стереотипов и табу. Танец – действие активное, и поэтому непреложно ассоциирующееся со свободой.

 

Понравилось сценическое звучание пьесы, а также легкая форма подачи текста! Простые незамысловатые диалоги, юмор, острые фразы, сленг были произнесены свободно и непринужденно, жизненно, не наиграно. Текст благодаря актерам, которые попытались защитить, оправдать своих героев, заработал, заиграл эмоционально. Особенно поразил Антон Ремезов! Он перевернул первоначальное впечатление о Толике «с ног на голову».

 

 

Ведь после прочтения пьесы прочно засели в голове слова Маши, характеризующие Толика как труса и «размазню»: «Ты не любишь принимать решения. Ты боишься. В отношениях точно. У нас инициативу я всегда проявляла… Нагадали тебе в детстве парашу какую-то, так ты и плывет по этой параше… Люди сами жизнь делают! Но ты не человек, походу! Ты – говно в проруби. Мотаешься от края к краю, боишься задеть кого-то. Пошли ты уже в задницу эти предсказания вместе с предсказательницей. Сделай уже что-нибудь сам, а не жалуйся». Слабовольный, бесхарактерный, уступчивый, бесхребетный, нерешительный, инфантильный человек, плывущий «по течению» в ожидании чуда, которое ему когда-то нагадали. Не Анатолий, а просто Толик. Вечный тинейджер, застрявший в подростковом возрасте и нашедший в словах предсказательницы отдушину. Человек, который заслуживает не хэппи-энда, а самого печального, безрадостного финала (как награда за бездействие, за нежелание видеть и решать проблемы).

 

Однако Антон Ремезов изменил отношение к Толику. В его исполнении главный герой предстал перед зрителями не «жалким трусом», вызывающим брезгливость, а мягким человеком со своими слабостями, страхами, привычками, которому сопереживаешь, сочувствуешь и даже симпатизируешь. Глядя на Толика в исполнении Антона, понимаешь, что таких, как он, очень много в современном мире, что ты тоже в чем-то «тот самый нерешительный Толик», переживающий, вечно сомневающийся, боящийся сделать первый шаг. Понимаешь, что в каждом из нас «сидит наивный Толик», который не хочет взрослеть, проявлять смелость, брать на себя груз ответственности за судьбоносные решения, поступки.

 

 

А еще глядя на героя пьесы, понимаешь, что каждый человек должен позволить себе быть самим собой. И эта мысль сквозной нитью проходит через всю историю.

 

В пьесе особенно ярко выстроены взаимоотношения трех поколений. Вскрыты типичные проблемы отцов и детей, латентные конфликты, возникающий дискомфорт общения. Во всей красе демонстрируется нежелание, неумение, неготовность прислушиваться к родному и близкому человеку, находить с ним общий язык, вовремя замечать тревожные признаки депрессии. Дед, отец, сын не понимают друг друга, не могут наладить отношения. В этом кроется корень всех обид и разочарований.

 

Текст пьесы интересен еще и тем, что описывает типичную ситуацию влюбленности, в которую практически каждый попадал хотя бы раз в своей жизни. «Розовая мечта», притяжение, влюбленность в человека, с которым никогда не будешь вместе. По разным причинам, в том числе из-за собственных ошибок. Знакомо?

 

 

Такие чувства стоят обособленно. Они безнадежны, непродуктивны. Они не является началом чего-то нового, они не приводят к единению, к слиянию двух отдельных жизней в одну. Порой эти чувства даже разводят по разные стороны тех, кто внутренне тянется друг к другу. Как в ситуации Толика и Ксюши.

 

Зато отношения могут возникать на фоне отчаяния, депрессии, одиночества и безнадежной внутренней пустоты. Человеку нужен человек. Пусть неидеальный, пусть со своими причудами, «тараканами в голове», «дебильными танцами» и моделями машин из пенопласта. От дикого отчаяния Маша и Толик вновь бросаются с головой в этот омут, лишь бы не чувствовать пустоту и терзающее одиночество. Кульминационно звучат слова главного героя: «Ты вчера говорила, что тебе отношения нужны, чтобы какую-то пустоту внутри заполнить. А мне нужны отношения, чтобы я вообще понимал, что я есть, что я кому-то нужен. Потому что, как человека, меня никто не замечает».

 

 

Игорь Витренко не ставит точку в конце пьесы, не делает однозначного финала, а дает возможность каждому самостоятельно сформулировать выводы. Но призрачное ощущение хэппи-энда все-таки есть. Так как героям пьесы хорошо здесь и сейчас. А что будет завтра? Время покажет…

 

Спасибо Молодежному театру за читку, а Ивану Миневцеву – за выбор материала и режиссуру. И пусть традиции будут главным условием неразрывной связи прошлого, настоящего и будущего.

 

Фото: Игорь Шутов

Автор: Светлана Демцура